Глава V. Методология научного исследования 323 - В. П. Кохановский Кохановский В. П., Лешкевнч Т. Г., Матяш Т. П.,...

Глава V. Методология научного исследования 323

обмена веществ с природой является фундаментальной для всех социальных институтов, особенно для их исторического разви­тия. Это утверждение, по моему мнению, совершенно верно... экономизм Маркса представляет весьма ценный прогресс в ме­тодах социальной науки (курсив наш. — В. К.)»1.

П. Общенаучные подходы и методы исследования, которые получили широкое развитие и применение в современной науке.

Они выступают в качестве своеобразной «промежуточной ме­тодологии» между философией и фундаментальными теоретико-методологическими положениями специальных наук. К общена­учным понятиям чаще всего относят такие понятия, как «инфор­мация», «модель», «структура», «функция», «система», «элемент», «оптимальность», «вероятность» и др.

Характерными чертами общенаучных понятий являются, во-первых, «сплавленность» в их содержании отдельных свойств, при­знаков, понятий ряда частных наук и философских категорий. Во-вторых, возможность (в отличие от последних) их формализа­ции, уточнения средствами математической теории символичес­кой логики.

Если философские категории воплощают в себе предельно воз­можную степень общности — конкретно-всеобщее, то для обще­научных понятий присуще большей частью абстрактно-общее (оди­наковое), что и позволяет выразить их абстрактно-формальными средствами. Важным критерием «философичности» того или иного «мыслительного формообразования» является его необходимое «участие» в решении основного вопроса философии (во всем его

объеме).

На основе общенаучных понятий и концепций формулируют­ся соответствующие методы и принципы познания, которые и обес­печивают связь и оптимальное взаимодействие философии со спе­циально-научным знанием и его методами. Особенно бурно в пос­леднее время развивается такая общенаучная дисциплина, как си­нергетика — теория самоорганизации и развития открытых цело­стных систем любой природы — природных, социальных, когни­тивных (познавательных). Среди основных понятий синергетики такие понятия, как «порядок», «хаос», «нелинейность», «неопреде­ленность», «нестабильность», «диссипативные структуры», «бифур-

1 Поппер К. Открытое общество и его враги: В 2 т. М., 1992. Т 2. С. 126.

324 Основы философии науки

кация» и др. Синергетические понятия тесно связаны и перепле­таются с рядом философских категорий, особенно таких как «бы­тие», «развитие», «становление», «время»; «целое», «случайность», «возможность» и др.

Важная роль общенаучных подходов состоит в том, что в силу своего «промежуточного характера», они опосредствуют взаимо­переход философского и частнонаучного знания (а также соответ­ствующих методов). Дело в том, что первое не накладывается чисто внешним, непосредственным образом на второе. Поэтому попытки сразу, «в упор», выразить специально-научное содержа­ние на языке философских категорий бывает, как правило, некон­структивным и мало эффективным.

III. ^ Частнонаучные методы — совокупность способов, прин­ципов познания, исследовательских приемов и процедур, приме­няемых в той или иной науке, соответствующей данной основной форме движения материи. Это методы механики, физики, хи­мии, биологии и социально-гуманитарных наук.

ГУ'. Дисциплинарные методы — система приемов, применяе­мых в той или иной научной дисциплине, входящей в какую-ни­будь отрасль науки или возникшей на стыках наук. Каждая фун­даментальная наука представляет собой комплекс дисциплин, ко­торые имеют свой специфической предмет и свои своеобразные методы исследования.

V. ^ Методы междисциплинарного исследования как совокуп­ность ряда синтетических, интегративных способов (возникших как результат сочетания элементов различных уровней методоло­гии), нацеленных главным образом на стыки научных дисцип­лин. Широкое применение эти методы нашли в реализации ком­плексных научных программ.

Таким образом, методология не может быть сведена к како­му-то одному, даже «очень важному методу». «Ученый никогда не должен полагаться на какое-то единственное учение, никогда не должен ограничивать методы своего мышления одной-един-ственной философией»1.

Не есть также простая сумма отдельных методов, их «меха­ническое единство». Методология — сложная, динамичная, цело­стная, субординированная система способов, приемов, принци-

1 Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое. М., 1989. С. 85.

Глава V. Методология научного исследования 325

пов разных уровней, сферы действия, направленности, эвристи­ческих возможностей, содержаний, структур и т. д.

Рассмотрим более подробно роль философии и обществен­ных методов в научном познании.

§3. Основные модели соотношения философии и частных наук

Решение вопроса о соотношении философии и частных наук можно свести к двум основным моделям (типам): а) абсолюти­зация одной из этих сторон (метафизический подход): б) взаи­мосвязь, взаимодействие (союз) обеих сторон (диалектический подход).

Характеризуя первый тип, следует выделить две главные его формы: спекулятивная (от лат. — наблюдаю, созерцаю), умозре­ние и позитивизм (от лат. — положительный).

^ Спекулятивное умозрение строило свою «абсолютную модель» мира, не опираясь в должной мере на частнонаучное знание (ко­торое не всегда было достаточно развитым). Это — тип концепту­ального знания, которое выводится без обращения к опыту, к фак­там, только при помощи рефлексии, т. е. направляя мышление на осмысление собственных форм путем рассмотрения самого зна­ния как такового. Наиболее характерные виды спекулятивного умозрения — натурфилософия (философия природы) и филосо­фия истории.

Натурфилософия — преимущественно умозрительное истол­кование природы, рассматриваемой в ее целостности. Границы между естествознанием и натурфилософией, как и место самой натурфилософии в системе философского знания, менялись в ис­тории философии. В античности фактически сливалась с зачатка­ми естественнонаучных знаний и обычно именовалась физикой. Натурфилософия была важнейшей составной частью философ­ских систем Нового времени (Ф. Бэкон, Р. Декарт и др.), разраба­тывалась представителями немецкой классической философии (особенно Шеллингом и Гегелем).

Несмотря на свой умозрительный характер, натурфилософия смогла выдвинуть ряд ценных продуктивных идей: атомистика античности (Левкипп, Демокрит и др.), идеи развития и «поляр-

^ 326 Основы философии науки

ности», принцип целостности природы (Шеллинг, Гегель), един­ства материи, движения, пространства и времени (Гегель), иерар­хии форм движения материи (Гегель) и ряд других.

^ Философия истории — раздел философии, связанный с пре­имущественно умозрительной интерпретацией исторического про­цесса и исторического познания. Цель, содержание и проблема­тика философии истории существенно изменялись в ходе истори­ческого развития: от умозрительных представлений (вплоть до середины XIX в.) к синтезу философского и исторического зна­ния; от простого описания исторических фактов и событий к рас­крытию их внутреннего смысла, прояснению «общего плана» (за­кономерностей) истории, выявлению ведущих тенденций и на­правлений мировой истории.

Уже в античной философии содержались определенные пред­ставления о прошлом и будущем человечества, однако они еще не складывались в законченную систему взглядов. Начиная с XVI— XVII вв. философия истории становится одним из главных разде­лов философских систем. Ее становление как самостоятельной философской дисциплины исторически связано с именами Воль­тера, Вико, Гердера, Сен-Симона и особенно Гегеля.

Несмотря на умозрительность, схематизм, идеализм и мета­физичность (наиболее ярко проявившиеся у Гегеля), представите­ли философии истории смогли сформулировать целый ряд раци­ональных, позитивных идей, не потерявших своего значения по сей день. Среди них — идеи о закономерном ходе истории как процессе, о прогрессе в истории и его критериях, о единстве исто­рического процесса и многообразии его форм, о взаимосвязи сво­боды и необходимости и др. Были-сформулированы «зачатки» ма­териалистического понимания истории и показана необходимость исторического, диалектического подхода к ее исследованию.

Позитивизм (от лат. positivus — положительный) — философ­ское направление, основанное на принципе, что все подлинное, «положительное» (позитивное) знание может быть получено лишь как результат отдельных специальных (частных) наук и синтети­ческого объединения этих результатов. Философия же, как осо­бая наука, претендующая на самостоятельное исследование дей­ствительности, не имеет права на существование. «Наука — сама себе философия» — вот кредо позитивизма.

Глава У. Методология научного исследования 327

Основоположник позитивизма, французский ученый О. Конт (о ком выше шла речь), уже в ЗО-х гг. ХГХ в. провозгласил реши­тельный разрыв с философской («метафизической») традицией. Он считал, что наука не нуждается в какой-либо стоящей над ней философии. Это, по его мнению, не исключает синтеза частнона-учного знания, за которым можно сохранить старое название «фи­лософия». Последняя сводится, таким образом, к общим выво­дам из естественных и социально-гуманитарных наук.

Эти идеи Конта были развиты далее на последующих этапах эволюции позитивизма — в махизме (эмпириокритицизме) и в неопозитивизме (логическом позитивизме). Так, видный пред­ставитель последнего Л. Витгенштейн считал, что философия не является одной из наук и слово «философия» должно означать нечто, стоящее под или над, но не рядом с науками. По его мне­нию, цель философии — логическое прояснение мыслей. Мыс­ли, обычно как бы туманные и расплывчатые, философия при­звана делать ясными и отчетливыми.

Если философия Витгенштейном и признается возможной, то только лишь как «критика языка». Ее основная задача — борьба с дезориентирующим воздействием неправильного обращения с языком, которое, по его мнению, является источником всякого рода псевдопроблем (среди которых и проблема объективной ре­альности).

Таким образом, по мнению неопозитивистов, предметом фи­лософии должен быть язык (прежде всего язык науки) как способ выражения знания, а также деятельность по анализу этого знания и возможностей его выражения в языке. «Метафизика» (филосо­фия) рассматривается не просто как ложное учение, а как лишен­ное смысла с точки зрения логических норм языка. Противопос­тавляя науку философии, представители неопозитивизма счита­ли, что единственно возможным знанием является только специ­ально-научное знание. Традиционные философские вопросы объяв­лялись неопозитивизмом бессмысленной «метафизикой» на том основании, что они формулируются с помощью терминов, кото­рые являются псевдопонятиями, ибо определения последних не поддаются проверке.

Вместе с тем позитивизм оказал значительное влияние на ме­тодологию естественных и гуманитарных наук. Среди его дости-

^ 328 Основы философии науки

жений: критика чисто умозрительного философствования; выяв­ление роли знаково-символических средств научного мышления, соотношения теоретического аппарата и эмпирического базиса на­уки; анализ природы и функций математизации и формализации знания; стремление подключить философию к изучению знания, убрав из нее «общие сдова», неясные рассуждения, усложненный язык, полумистические понятия («абсолютный дух», «чистый ра­зум» и т. п.).

Крупные представители естественных и гуманитарных наук, хотя и отвергали в своем большинстве позитивизм, но и указыва­ли на его рациональные, продуктивные аспекты. Так, один из создателей квантовой механики В. Гейзенберг писал: «Всякий охот­но присоединится к требованиям прагматиков и позитивистов — тщательность и точность в деталях, максимальная ясность язы­ка». Но тут же Гейзенберг подчеркнул, что «нужно думать и о широких взаимосвязях», ибо будет «утерян компас, по которому мы можем ориентироваться»1. Вот это «отсутствие думания о ши­роких взаимосвязях» (это «думание» и дает философия) — серьез­ная ограниченность позитивистских концепций. Из других одно-сторонностей, слабостей последних следует отметить такие как: сведение философии к частнонаучному знанию, а последнего — к анализу языка науки; абсолютизация роли искусственного языка и формальной логики в познании; агенетизм, антиисторизм — исследование лишь готового, «ставшего» знания и его формаль­ной структуры без обращения к возникновению (генезису) и раз­витию знания, игнорирование социокультурного контекста пос- . леднего и др. Указанные недостатки стремились преодолеть пред­ставители постпозитивизма, возникшего в 60-е гг. XX в., — Поп-пер, Кун, Лакатос, Фейерабенд и др.

Вопрос о соотношении философии и науки решался не только метафизически односторонне (умозрение и позитивизм), но и ди­алектически. Наиболее характерными здесь являются: а) диалек­тически-идеалистический подход (Шеллинг и особенно Гегель); б) диалектико-материалистический подход (Энгельс и последую­щее развитие этого подхода).

Диалектическая натурфилософия Шеллинга возникла как от­вет на потребность в философском осмыслении массы новых есте-

1 Гейзенберг В. Физика и философия: Часть и целое. М., 1990. С. 329.

Глава V. Методология научного исследования 329

ственнонаучных результатов, которые были получены к концу XVIII в. Особенно быстро в этот период прогрессировала теория электричества (Кулон, Гальвани, Вольта и др.). Опираясь на есте­ственнонаучные открытия своего времени, Шеллинг сформули­ровал идеи целостности и развития природы, ее «полярности» («на­сыщенности» противоречиями), всеобщей связи ее явлений и др.

Говоря о необходимости союза философии и частных наук, Гегель писал, что необходимо, чтобы философия согласовыва­лась с действительностью и опытом — это «пробный камень» ис­тинности философского учения. «Возбужденное опытом, как раз­дражителем», мышление затем поднимается в свою «чистую сти­хию», развивается из себя. При этом Гегель остроумно замечает, что единственно лишь мышление должно называться «инстру­ментом философии», а не термометры, барометры и т. п. «фило­софские инструменты», выступает против так называемых «фи­лософских принципов сохранения волос» и т. п.

Диалектика как Логика и теория познания, согласно Гегелю, не отбрасывает в сторону эмпирическое содержание частных наук, а признает его, пользуется им и делает его своим собственным содержанием. Она также признает всеобщее в этих науках, зако­ны, принципы и т. п., но она вводит в эти категории другие — философские — категории и удерживает их. Различие, таким об­разом, состоит лишь в этом изменении категорий. Отсюда Гегель делает свой знаменитый вывод о том, что «всякая наука есть при­кладная логика».

Великая заслуга Гегеля состояла в том, что он подверг крити­ке господствующий в его время метафизический метод мышле­ния и обосновал необходимость применения в частных науках ди­алектики.

Ф. Энгельс осуществил глубокое диалектико-материалисти-ческое переосмысление философии Гегеля с учетом обобщения важнейших результатов развития естественных и гуманитарных наук. На материале прежде всего естествознания Энгельс пока­зал, что в природе сквозь хаос бесчисленных изменений прокла­дывают себе путь диалектические законы развития. Это положе­ние уже не было умозрительным, а опиралось на большое коли­чество фактов. Особенно большое значение в этом отношении имели сделанные в 30—50-х гг. XIX в. три великих открытия —

^ 330 Основы философии науки

закон сохранения и превращения энергии, теория клетки и кон­цепция Дарвина.

Эти и другие открытия «удостоверили диалектику в природе» и показали, что все в природе в конце концов совершается диалек­тически, а не метафизически. А это значит, что представители частных наук, согласно Энгельсу, должны перейти от метафизи­ческого метода мышления к диалектике как «высшей форме мыш­ления». И притом пользоваться ею не стихийно, а сознательно, с пониманием законов диалектического мышления.

Выступая против «плоской эмпирии», презирающей всякую теорию и относящейся с недоверием ко всякому мышлению, Эн­гельс подчеркивал, что «презрение к диалектике не остается без­наказанным. Сколько бы пренебрежения ни высказывать ко вся­кому теоретическому мышлению, все же без последнего невоз­можно связать между собой хотя бы два факта природы или ура­зуметь существующую между ними связь»1.

Оригинальные и интересные идеи о соотношении науки и фи­лософских учений высказал наш выдающийся естествоиспыта­тель и мыслитель В.И. Вернадский. Так, он отмечал, что одно­временно сосуществуют многие различные, независимые и раз­нообразные, сходные и несходные, противоречащие философс­кие системы и концепции, и что выбор между ними на основе истинности одной из них не может быть логически сделан. Сила философии— в ее разнородности и в большом диапазоне этой разнородности. Поэтому не может быть и речи о согласовании философских концепций и о нахождении какого-нибудь единого, общего, всеобнимающего представления.

В основе философии лежит примат человеческого разума, ко­торый есть ее верховный судья, законы разума определяют ее суж­дения. Это есть верховное начало знания.

Ученый не может не считаться с работой философа, должен критически использовать его достижения, но не может придавать ей того же значения, какое он придает основной части своего спе­циального знания — анализу фактов, эмпирическим обобщени­ям, научным гипотезам и теориям и т. п.

Наука и философия находятся непрерывно в теснейшем кон­такте, так как в известной части касаются одного и того же объекта

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. С. 382.

Глава V. Методология научного исследования 331

исследования — внешней им реальности. Граница между филосо­фией и наукой — по объектам их исследования — исчезает, когда дело идет об общих вопросах естествознания («философия науки»). Современная философская мысль Запада пока слабо отразила вхождение в научную западную мысль чуждой ей философии Во­стока, великих живых восточных философских построений1.

§4. Функции философии в научном познании

Х.Интегратшная (синтетическая) функция философии — сис­темное, целостное обобщение и синтез (объединение) разно­образных форм познания, практики, культуры — всего опыта человечества в целом. Философское обобщение — это не про­стое механическое, эклектическое объединение частных про­явлений этого опыта, а качественно новое, всеобщее и уни­версальное знание.

Для философии, как и для всей современной науки, характер­ны именно синтетические, интегративные процессы — внутридис-циплинарные, междисциплинарные, между естествознанием и со­циально-гуманитарными науками, между философией и наукой, между формами общественного сознания и т. п.

Несмотря на несходство, а порой конфликты между отдель­ными философскими концепциями, философия по существу сво­ему интегральна и синтетична. Она выражает в своих категориях многообразный человеческий опыт и потому является «метаязы­ком» всех его проявлений, самым общим «интегратором» познания и практики — в том числе и их методов («интеграция по методу»). 2. Критическая функция философии, которая в этой своей функ­ции ориентирована на все сферы человеческой деятельности, — не только на познание, но и на практику, на общество, на социальные отношения людей.

Критика — способ духовной деятельности, основная задача которого состоит в том, чтобы дать целостную оценку явления, выявить его противоречия, сильные и слабые стороны. Существу­ют две основные формы критики: а) негативная, разрушитель-

1 См.: Вернадский В. И. О науке. Т. 1. Научное знание. Научное творче­ство. Научная мысль. Дубна, 1997. С. 407—414.

332 Основы философии науки

ная, «тотальное отрицание», отвергающее все и вся; б) конструк­тивная, созидательная, не уничтожающая все «до основания», а сохраняющая все позитивное старого в новом, предлагающая конк­ретные пути решения проблем, реальные методы разрешения про­тиворечий, эффективные способы преодоления заблуждений. В философии встречаются обе формы критики, но наиболее про­дуктивной является критика конструктивная. Крупнейший фило­соф XX в. К. Поппер считал, что принцип «все открыто для кри­тики» является «величайшим методом науки».

Таким образом, философия критична по своему существу, не­сет в себе «критический заряд». А основой и сущностью критичес-; кой работы философа является обнаружение и раскрытие проти-, воречия. Критикуя идеи существующего мира, философ критику­ет вольно или невольно — сам этот мир. Отсутствие критическо­го подхода неизбежно оборачивается апологетикой — предвзятой защитой, восхвалением чего-либо вместо объективного анализа. 3. Философия разрабатывает определенные «модели» реальнос­ти, сквозь «призму» которых ученый смотрит на свой пред­мет исследования (онтологическая функция). Философия дает наиболее общую картину мира в его универсально-объектив­ных характеристиках, представляет материальную действи­тельность в единстве всех ее атрибутов, форм движения и фундаментальных законов. Эта целостная система представ­лений об общих свойствах и закономерностях реального мира формируется в результате обобщения и синтеза основных ча­стно- и общенаучных понятий и принципов. Такая философская картина мира (в отличие от религиозной, мифологической и т. п.) служит предпосылкой и условием для разработки физической, биологической и других картин мира в : качестве универсальной онтологической установки. Иначе гово­ря, философия дает общее видение мира, на основе которого стро­ятся видения частнонаучного характера как элементы более ши­рокого целого — философского осмысления реальности. Имение оно позволяет увидеть место и роль частнонаучных представле­ний, «прописать» их в качестве необходимых моментов, сторон общей картины мира.

Философия дает общее видение мира не только в том виде, каким он был прежде (прошлое) и каков он теперь (настоящее). Философия, осуществляя свою познавательную работу, всегда

Глава V. Методология научного исследования 333

предлагает человечеству некоторые возможные варианты его жизненного мира. И в этом смысле она обладает прогностичес­кими функциями. Таким образом, важнейшее предназначение философии в культуре — понять не только каков в своих глу­бинных структурах и основаниях наличный человеческий мир, но каким он может и должен быть. При этом категориальные структуры философии обеспечивают новое видение как объек­тов, преобразуемых в человеческой деятельности, так и самого субъекта деятельности, его ценностей и целей. Сегодня гово­рить о чисто объективной картине мира, не учитывая места субъекта в нем, невозможно.

4. Философия «вооружает» исследователя знанием общих зако­номерностей самого познавательного процесса, учением об истине, путях и формах ее постижения (гносеологическая фун­кция). Философия (особенно в ее рационалистическом вари­анте) дает ученому исходные гносеологические ориентиры о ' сущности познавательного отношения, о его формах, уров­нях, исходных предпосылках и всеобщих основаниях, об ус­ловиях его достоверности и истинности, о социально-истори­ческом контексте познания и т. д.

Хотя все частные науки осуществляют процесс познания мира, ни одна из них не имеет своим непосредственным предметом изу­чение закономерностей, форм и принципов познания в целом. Этим специально занимается философия (точнее гносеология, как один из основных ее разделов), опираясь на данные других наук, анализирующих отдельные стороны познавательного процесса (психология, социология, науковедение и др.).

Кроме того, любое познание мира, в том числе научное, в каждую историческую эпоху осуществляется в соответствии с оп­ределенной «сеткой логических категорий». Переход науки к ана­лизу новых объектов ведет к переходу к новой категориальной сетке. Если в культуре не сложилась категориальная система, со­ответствующая новому типу объектов, то последние будут вос­производиться через неадекватную систему категорий, что не по-. зволяет раскрыть их сущностные характеристики.

Развивая свои категории, философия тем самым готовит для естествознания и социальных наук своеобразную предваритель­ную программу их будущего понятийного аппарата. Применение разработанных в философии категорий в конкретно-научном по-

^ 334 Основы философии науки

иске приводит к новому обогащению категорий и развитию их содержания. Однако, как отмечает современный американский философ Р. Рорти, «мы должны освободиться от представления, что философия (со всей своей «сеткой категорий». — В. К.) может объяснить то, что наука оставляет необъясненным»1.

В последнее время возрос интерес к анализу новых тенденций в развитии теории познания, к приведению ее содержания в соот­ветствие с новым этапом развития современной науки. В этой связи активно обсуждаются, в частности, проблемы объекта и объективности познания (с критикой «натуралистического объек­тивизма»), зависимость утверждений о существовании объектов от определенной концептуальной системы, взаимосвязь научного познания и его методологии с ценностно-целевыми ориентира­ми; более строгий учет относительности объекта к средствам, опе­рациям и методам познавательной деятельности субъекта, кото­рый все чаще понимается как «коллективный субъект» научного познания.

Новое осмысление объективности знания через включение в арсенал рациональности «нетрадиционных» характеристик влечет за собой дальнейший, более глубокий анализ взаимосвязи этих характеристик и объединение гносеологических и социологичес­ких «концептуальных схем» в единую теорию познания. Важней­шие перемены происходят в теории познания в связи с бурным развитием и введением в сферу науки сложных, самоорганизую­щихся, целостных, саморазвивающихся систем — в том числе и «человекоразмерных» (биотехнология, экология, информатика, социокультурная сфера и т. п.). Все более широко в проблемное поле гносеологии входят вопросы социокультурной детермина­ции объектов познания, вопросы трансляции знаний и коммуни­кации между субъектами познания, многосложные взаимозави­симости между деятельностью людей и ее культурно-историчес­ким контекстом. А это ведет к тому, что граница между объектом и субъектом познания становится все более условной и относи­тельной. Важнейшей характеристикой гносеологических исследо­ваний и вместе с тем категорией эпистемологии становится плю­рализм: этой категорией охватываются отношения между раз-

1 Рорти Рг Философия и зеркало природы. Новосибирск, 1997. С. 281.


4066842544637800.html
4066917506870276.html
4066995441803067.html
4067082018693334.html
4067398679175881.html