Прорыв Голубой линии - Гречко андрей антонович битва за кавказ

Прорыв Голубой линии

(Схемы 17, 18)

К лету 1943 г. Красная Армия окончательно захватила инициативу в свои руки и уже не выпускала ее до конца войны. Соотношение сил в это время было уже в нашу пользу. Советские воины горели желанием как можно скорее разгромить врага, изгнать немецко-фашистских оккупантов с территории нашей страны. Решающие победы советских войск воодушевляли и тружеников тыла на еще более самоотверженную работу. Каждый советский человек отдавал все силы, чтобы ускорить окончательный разгром немецко-фашистских захватчиков.

В короткий срок труженики тыла создали невиданный по своей мощи боевой арсенал страны. В 1943 г. Урал увеличил выпуск военной продукции по сравнению с довоенным 1940 г. в 6 раз, Западная Сибирь — в 34, Поволжье — в 11 раз. Наша военная промышленность в 1943 г. выпустила около 35 тыс. самолетов, 24 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок, 130 тыс. орудий всех видов{277}. Советские рабочие, инженеры и техники неустанно трудились над созданием наиболее совершенных образцов боевой техники и вооружения. Наши знаменитые танки Т-34 во многом превосходили вражеские. На вооружение армии начали поступать новые самоходные установки. Если в начале войны советские самолеты по своим качествам значительно уступали немецким, то теперь наша авиация получила новые истребители Як-3, Як-9 и Ла-7, значительно улучшилось качество пикирующих бомбардировщиков Пе-2, скоростных бомбардировщиков Ту-2, а штурмовик Ил-2, прозванный гитлеровцами «черная смерть», по своим тактико-техническим данным не имел равных. Это огромное и все возрастающее количество техники надо было доставлять фронту. Перед железнодорожниками встала нелегкая задача. Враг, отступая, разрушал железнодорожные линии, взрывал мосты. Однако труженики транспорта успешно справлялись с задачами. На фронт непрерывным потоком [350] шло все необходимое для успешного наступления Советской Армии. Возросшая техническая оснащенность Советских Вооруженных Сил дала возможность советскому командованию в 1943 г. осуществить реорганизацию объединений, соединений и частей. Стрелковые войска Красной Армии к лету 1943 г. в основном перешли на корпусную систему, были созданы артиллерийские пушечные дивизии и артиллерийские корпуса прорыва, сформированы новые танковые соединения и армии, которые в отличие от прежних танковых армий смешанного состава имели только танковые и механизированные корпуса. Это значительно повысило наступательные возможности бронетанковых и механизированных войск. С учетом новых задач организационно изменились авиация, тыл, войска ПВО. Все это, вместе взятое, в корне изменило соотношение сил на всем советско-германском фронте в пользу Красной Армии.

Говоря о военно-политической обстановке к лету 1943 г., следует отметить, что победы Красной Армии в зимней кампании, возросшая военная мощь наших Вооруженных Сил еще выше подняли международный авторитет Советского Союза, воодушевляли народы оккупированных стран Европы на борьбу против фашизма. Активизировалось движение Сопротивления во Франции, партизанская борьба в Югославии и Греции. Героически сражался против немецко-фашистских захватчиков польский народ, все ярче разгоралась антифашистская борьба в Чехословакии, возрастало сопротивление оккупантам в Норвегии, Бельгии, Дании, Голландии. Победы Красной Армии в 1943 г. подняли на борьбу не только народы оккупированных стран. Коммунистическая партия Германии возглавила борьбу немецких патриотов. Летом 1943 г. был образован немецкий Национальный комитет «Свободная Германия». Все более разгоралась борьба с фашизмом в Италии, усиливалось антифашистское движение в Болгарии, Венгрии, Румынии.

Что же представляла собой к лету 1943 г. армия гитлеровской Германии? Несмотря на то что с начала войны до июня 1943 г. Германия потеряла убитыми, пропавшими без вести, ранеными и больными более 4 млн. человек, тотальная мобилизация, проведенная в январе 1943 г., дала около 2 млн. человек. Германия получила возможность пополнить до некоторой степени ряды своих действующих частей и даже сформировать несколько новых пехотных и танковых дивизий. А отсутствие второго фронта в Европе позволило Германии почти без всякого риска за свой западный фронт собрать все свои резервы и перебросить их на Восток против Красной Армии. К лету 1943 г. в действующей немецко-фашистской армии было 6682 тыс, человек, из них около 5 млн, на советска-гермайском [351] фронте. Здесь же находилось 525 тыс. человек армии гитлеровских союзников. На советско-германском фронте действовало 232 расчетные дивизии немецкой армии и армий стран сателлитов. У нас в действующей армии было 6 442 тыс. солдат и офицеров{278}.

Перед началом летне-осенней кампании линия советско-германского фронта проходила от Баренцева моря к Ладожскому озеру, далее по р. Свирь к Ленинграду и на юг. У Великих Лук она поворачивала на юго-восток, образуя в районе Курска огромный выступ в сторону противника. От Белгорода линия шла восточнее Харькова, затем по Северному Донцу и Миусу и спускалась к побережью Азовского моря и далее от Темрюка к Новороссийску. Несмотря на серьезное поражение немецко-фашистских войск в зимней кампании, германский генеральный штаб стремился любой ценой восстановить престиж своей армии, вернуть утраченную инициативу и изменить ход войны в свою пользу.

Для этой цели гитлеровское верховное командование решило провести на советско-германском фронте большое летнее наступление. Наиболее подходящим в стратегическом отношении участком для наступления оно считало Курский выступ. Уже в апреле 1943 г. план наступательной операции, которая получила наименование «Цитадель», был готов. Осуществление операции «Цитадель» должно было, по мнению немецкого командования, привести к разгрому наших войск Центрального и Воронежского фронтов, находящихся на Курском выступе. На эту операцию гитлеровское командование возлагало большие надежды. «...Операция «Цитадель», — пишет в своих воспоминаниях бывший гитлеровский генерал Манштейн, — является решающим, поворотным пунктом войны на восточном фронте». Успешным проведением операции гитлеровское командование надеялось использовать благоприятные условия для наступления на других участках фронта. Однако советское Верховное Главнокомандование своевременно разгадало замыслы противника и приняло необходимые меры для срыва гитлеровского плана. В качестве этих мер Ставка разработала план разгрома немецко-фашистских войск на Курской дуге. По этому плану наши войска должны были преднамеренной обороной измотать ударную силу немецко-фашистских войск и затем, используя крупные стратегические резервы, перейти в наступление и разгромить главную группировку врага. 5 июля из районов южнее Орла и Белгорода немецко-фашистские войска перешли в наступление. Однако противник не смог прорвать глубоко эшелонированную оборону советских [352] войск. В многочисленных, но бесплодных атаках гитлеровцы истощили свои силы и под ударами наших войск отступили.

Советские войска развернули мощное наступление и 5 августа освободили Орел и Белгород, а 23 августа штурмом овладели Харьковом и устремились к Днепру. Так закончилась одна из самых крупных битв Великой Отечественной войны — Курская битва. В этой битве советские войска не только сорвали немецкий план летнего наступления, но и нанесли гитлеровской армии сокрушительный удар. В 50-дневном сражении на Курской дуге было разгромлено до 30 вражеских дивизий, в том числе 7 танковых, уничтожено свыше 3500 самолетов. После такого поражения немецко-фашистская армия уже не могла оправиться до самого конца войны. Разгромом немецко-фашистских войск под Орлом, Белгородом и Харьковом были созданы нашим войскам условия для общего наступления. Советские войска сломили немецкую оборону на реках Днепр, Миус и Молочная. В ходе летних боев Красная Армия продвинулась на запад от 300 км в центральной части фронта до 600 км на юге. Эти успехи советских войск создали благоприятные условия для перехода в наступление войск Северо-Кавказского фронта. Продвижение советских войск к нижнему течению Днепра ставило таманскую группировку противника в исключительно тяжелое положение. Хотя таманский плацдарм в некоторой степени уже терял для немцев прежнее значение как исходный район для наступления, противник все же продолжал укреплять его оборону, стремясь как можно дольше удержать за собой Таманский полуостров. Это стремление врага обусловливалось тем, что, удерживая порты на Таманском полуострове, он обеспечивал себе свободу действий на морских коммуникациях и в то же время ограничивал действия нашего Черноморского флота. Кроме того, таманский плацдарм прикрывал подступы к Крыму, который являлся авиационной базой противника.

В этих условиях Ставка Верховного Главнокомандования поставила перед войсками Северо-Кавказского фронта задачу ликвидировать таманскую группировку противника и не допустить ее эвакуации в Крым. Главным препятствием перед войсками Северо-Кавказского фронта в успешном выполнении этой задачи являлся мощный оборонительный рубеж противника — Голубая линия. Прежде чем давать характеристику Голубой линии, следует хотя бы коротко рассказать, что представляет собой местность, на которой прщплось. действовать войскам Северо-Кавказского фронта. [353] Местность эта весьма разнообразна. На северо-востоке района боевых действий у побережья Азовского моря и долины р. Кубань преобладают болотистые низменности с большим количеством плавней, лиманов, рек и ручьев. Юго-восточный участок — горно-лесистый. В глубине Таманского полуострова, от линии Варениковская, Анапа, местность становится более равнинной, степной, слегка песчаной. От линии Темрюк, Благовещенское, в западной части полуострова, действия войск возможны были только по узким дефиле между лиманами. Такой рельеф местности способствовал противнику в организации прочной обороны, давал возможность превратить командные высоты и населенные пункты в узлы сопротивления. Немецко-фашистское командование решило в полную меру использовать эти выгодные для себя условия местности, чтобы удержать за собой Таманский полуостров.

Что же представляла собой Голубая линия? Еще в январе 1943 г., опасаясь, что стремительным наступлением советских войск кубанская группировка может быть прижата и опрокинута в море, немецкое командование приступило к строительству оборонительных рубежей в низовьях р. Кубань, на подступах к Таманскому полуострову. На строительство этих рубежей гитлеровцы силой оружия согнали все местное население. Тысячи жителей из станиц и хуторов под конвоем немецких автоматчиков рыли траншеи, противотанковые рвы, окопы. Саперные и специальные строительные части и полевые войска противника создавали прочные опорные пункты и узлы сопротивления. За четыре с лишним месяца было построено несколько оборонительных рубежей с промежутками между ними от 5 до 25 км. Основная оборонительная полоса, непосредственно Голубая линия, имела глубину до 6 км, но следом за ней на глубину 30—40 км простирались хорошо укрепленные рубежи. Левый фланг Голубой линии начинался у Косы Вербяной, проходил через множество приазовских лиманов, затем по р. Курка. Вдоль берега этой реки протяженностью 56 км противник использовал высокие земляные валы. Далее Голубая линия шла на восток по болотистой местности вдоль р. Адагум до станицы Киевская. С фронта этот участок прикрывался широкой полосой прикубанских плавней. Затем передний край обороны поворачивал на юг. На центральном участке Голубой линии протяженностью 32 км могли действовать все рода войск. Поэтому гитлеровцы уделили особое внимание укреплению этого участка. Здесь имелись две позиции с большим количеством узлов обороны и опорных пунктов, расположенных в станицах, хуторах и на господствующих высотах. Промежутки между опорными пунктами были заполнены железобетонными огневыми точками с броневыми колпаками. [354] Главные узлы обороны первой позиции находились в станице Киевская и на высоте с отметкой 195.5. Первый узел прикрывал дорогу на Тамань через станицу Варениковская, а второй — шоссейную и железную дороги на Новороссийск через станицы Нижне-Баканская и Верхне-Баканская. В центре холмистого плато находилась станица Молдаванское. Здесь противник создал мощный узел обороны второй позиции. Этот узел обороны был подготовлен для того, чтобы преградить советским войскам путь к центру Таманского полуострова в случае прорыва ими первой позиции.

Узлы обороны и опорные пункты готовились с учетом круговой обороны и имели две-три линии сплошных траншей. От первой линии траншеи на расстоянии 20—60 м были выдвинуты вперед дерево-земляные или железобетонные огневые сооружения. Они располагались главным образом на скатах высот или на окраинах населенных пунктов, одно от другого на расстоянии 50—75 м и предназначались для прикрытия флангов переднего края обороны и подступов к заграждениям. Вторая линия огневых сооружений располагалась уступом сзади и прикрывала фронтальным огнем промежутки между сооружениями первой линии. К траншеям примыкали многочисленные стрелковые ячейки. В глубине каждого опорного пункта находились артиллерийские и минометные позиции, а также землянки и блиндажи для личного состава. Все сооружения опорных пунктов соединялись ходами сообщения с траншеями. Передний край центрального участка Голубой линии прикрывался густой сетью проволочных заграждений, завалов и минных полей общей глубиной до 500 м. Плотность минных полей на отдельных участках достигала 2500 мин на 1 км фронта. Особая плотность минных полей создавалась на танкодоступных направлениях. Кроме того, для борьбы с танками в каждом сооружении имелся запас противотанковых мин. Для защиты от пехоты в большом количестве были установлены мины-сюрпризы натяжного действия. Южный фас Голубой линии протяженностью 25 км проходил по труднодоступной горно-лесистой местности от станицы Неберджаевская до Новороссийска. Здесь оборона строилась с учетом создания многоярусного огня в сочетании с лесными завалами и целой системой противопехотных минно-взрывных заграждений. Захваченную часть Новороссийска гитлеровцы превратили в один из наиболее укрепленных районов Голубой линии. В течение года днем и ночью велись работы по созданию фортификационных сооружений в Новороссийске. В городе противник оборудовал главную полосу обороны, состоявшую из трех позиций. Глубина этой полосы составляла 5—7 км. В 10 км от переднего края главной полосы проходила вторая полоса [355] обороны. В районе между портом и горами был узкий проход длиной около 3 км и шириной до 1 км. Через этот проход можно было проникнуть в восточную часть города к поселку Мефодиевский. Гитлеровцы заполнили этот проход густой сетью оборонительных сооружений, минных полей и проволочных заграждений. Кроме этих сооружений восточную часть города прикрывали три линии траншей с многочисленными дотами. Дома и целые кварталы были превращены в опорные пункты, улицы перекрыты баррикадами с амбразурами и ходами сообщения. Стены и перекрытия многих зданий противник усилил бетонной и кирпичной кладкой, подвалы приспособил для убежищ. Все крупные здания, не занятые для обороны, гитлеровцы минировали и потом, когда завязались уличные бои, взрывали их и этим создавали дополнительные преграды наступавшим советским войскам. Всего в городе и его окрестностях гитлеровцы возвели больше 500 оборонительных сооружений. Все эти сооружения были густо прикрыты проволочными и минными заграждениями. Достаточно сказать, что уже в первые дни после освобождения Новороссийска саперами было обнаружено и снято 29 тыс. мин{279}.

В районе Новороссийска противник опасался высадки наших десантов, поэтому здесь он подготовил мощную противодесантную оборону. Все побережье вплоть до Анапы было сильно укреплено. Подходы к городу со стороны моря прикрывались плотной системой дотов и дзотов, которые располагались в западной части порта. Все причалы, молы, портовые постройки были заминированы. Мины устанавливались не только на береговой черте, но и на воде и под водой. Между западным и восточным молами гитлеровцы установили боносетевые заграждения, соединив их с минами и фугасами. На высотах за городом противник оборудовал артиллерийские наблюдательные пункты, которые позволяли ему корректировать огонь по любому участку бухты. Кроме того, на этих высотах он разместил многочисленные артиллерийские и минометные батареи, державшие под огнем все районы города. Сама местность в районе Новороссийска позволяла противнику даже при ограниченных силах прочно удерживать свои позиции. В то же время для наступавших войск она создавала дополнительные трудности. Большая гряда гор севернее Новороссийска покрыта лесами, дорог и проходов почти нет. Наступление можно было вести лишь на отдельных направлениях.

Такова характеристика Голубой линии. Успешный прорыв такой мощной обороны зависел от тщательной и всесторонней подготовки операции. В подготовительный период проводилась большая работа по [356] вскрытию системы вражеской обороны. Наши летчики произвели аэрофотосъемку Голубой линии на всю ее глубину. Фотопланшеты размножались и рассылались во все штабы общевойсковых армий и стрелковых корпусов, а также в авиационные части. В мае 1943 г. в общевойсковые штабы было отправлено 54 фотосхемы, а в авиационные — 96 фотосхем. Кроме того, результаты дешифрирования фотоснимков передавались в вышестоящие штабы. По данным аэрофотосъемки штаб Северо-Кавказского фронта изготовил специальные топографические карты, которые во многом помогли наземным войскам в прорыве Голубой линии. Общевойсковая и инженерная разведка начиная с мая непрерывно вела наблюдение за обороной противника. В тыл врага засылались специальные поисковые группы для вскрытия системы заграждений в глубине Голубой линии. Важные сведения добывали партизаны.

Какова же была группировка и соотношение сил к началу боевых действий по ликвидации таманского плацдарма? К сентябрю 1943 г. против войск Северо-Кавказского фронта продолжала обороняться 17-я армия противника. В ее составе было 17 пехотных дивизий, 4 отдельных полка и 7 отдельных команд{280}. В первой линии на 100-километровом фронте оборонялись 12 дивизий, а во второй — 5. С нашей стороны действовали три армии: 18-я (командующий генерал-лейтенант К. Н. Леселидзе, член Военного совета генерал-майор С. Е. Колонин, [357] начальник штаба генерал-майор Н. О. Павловский), 56-я (командующий генерал-лейтенант А. А. Гречко, член Военного совета полковник Е. Е. Мальцев, начальник штаба генерал-майор А. А. Харитонов), 9-я (командующий генерал-майор А. А. Гречкин, член Военного совета полковник В, Н. Емельянов, начальник штаба генерал-майор М. С. Филипповский). 18-я армия действовала на левом крыле фронта от станицы Неберджаевская до Черного моря. 56-я армия находилась в центре от Неберджаевской до Киевское. 9-я армия располагалась на правом крыле фронта от Киевское до побережья Азовского моря. Всего в составе войск Северо-Кавказского фронта было 21 стрелковая и горнострелковая дивизия, 5 стрелковых бригад, несколько танковых бригад, отдельных танковых полков и артиллерия усиления. Таким образом, войска фронта почти в полтора раза превосходили противника. С воздуха наземные войска поддерживала 4-я воздушная армия и авиация Черноморского флота.

В результате крупных потерь в воздушных сражениях на Кубани и битве под Курском численность немецкой авиации на советско-германском фронте значительно сократилась. На юго-западном направлении в начале сентября противник имел 1275 самолетов{281}, из них до 300 базировалось на Таманском полуострове и в Крыму. На 10 сентября в 4-й воздушной армии имелось 599 боевых самолетов{282}, а в ВВС Черноморского флота до 450. Наличие большого количественного и качественного превосходства создавало наиболее благоприятную обстановку для успешного выполнения задач советской авиацией в предстоящей операции.

Следует сказать, что против наших армий противник распределил свои силы неравномерно. Так, перед 56-й армией на фронте в 30 км оборонялось 5 вражеских дивизий, против 18-й на фронте в 29 км находилось до 5 дивизий, а перед 9-й армией на фронте до 40 км всего до 3 дивизий. Такое распределение сил противника объяснялось значением операционных направлений на Таманском полуострове и своеобразием местности. Дело в том, что на левом фланге своей обороны противник использовал труднодоступные приазовские плавни, на правом — господствующие высоты и сильно укрепленный город Новороссийск. Таким образом, противник надеялся на свои фланги. Беспокоились гитлеровцы за центральный участок своей обороны, где допускали возможность ее прорыва. Вот почему центральный участок Голубой линии враг постоянно укреплял и сосредоточил на нем большее число дивизий. [358] Советскому командованию было ясно, что прорвать Голубую линию в центре будет очень трудно. Из-за сильно заболоченной местности нельзя было ожидать успешного прорыва Голубой линии и на левом ее крыле. Для прорыва оставался правый фланг обороны врага, т. е. новороссийское направление, хотя и здесь горно-лесистая местность препятствовала действиям крупных сил танков и артиллерии. И все же командующий фронтом принял решение нанести главный удар в районе Новороссийска. Овладение Новороссийском, перевалами Неберджаевский и Волчьи Ворота лишало противника его южной фланговой опоры, ослабляло всю систему обороны на Голубой линии. Удар на Новороссийск позволял нашим войскам тесно взаимодействовать с Черноморским флотом. Кроме того, при выборе главного удара учитывался фактор внезапности. Противник настолько укрепил Новороссийск и подступы к нему, что был уверен в неприступности своих позиций и меньше всего ждал удара на этом направлении.

Замысел фронтовой операции состоял в том, чтобы ударами 9-й армии во взаимодействии с Азовской флотилией{283} на Темрюк и Варениковскую, 56-й армии на Гладковскую и Гостагаевскую, 18-й армии и сил Черноморского флота освободить Новороссийск и наступать на Верхне-Баканский и Анапу. Такими действиями предполагалось рассечь группировку противника, выйти на переправы через р. Старая Кубань и отрезать пути отхода врага к Керченскому проливу. Подготовка наступления должна была закончиться к 7 сентября. Начало наступления 56-й и 9-й армий зависело от хода операции на новороссийском направлении. Еще в период подготовки начиная с 5 сентября войска 9-й и 56-й армий должны были частными операциями небольших отрядов отвлечь внимание противника от готовящегося удара по Новороссийску. Таким образом, первоначальные задачи 9-й и 56-й армий сводились к обеспечению Новороссийской операции, осуществление которой возлагалось на войска 18-й армии. Операция по освобождению Новороссийска представляет значительный интерес для изучения опыта Великой Отечественной войны и заслуживает более детального разбора.

4072701103033623.html
4072848971508295.html
4072913343316419.html
4073049465753361.html
4073200131616493.html