Общество прав человека узбекистана “ezgulik” альтернативный доклад по пыткам - страница 2

^





7 ПЫТКИ: МАСШТАБЫ И СУЩЕСТВУЮЩАЯ СИТУАЦИЯ
Часть 1.

Безнаказанность.

Нижеследующее событие в свою очередь, дискредитирует государство, как в глазах граждан, так и в глазах международного сообщества, так как приводит к неисполнению обязательств, взятых на себя Узбекистаном в рамках международных соглашений о защите прав человека:


Восемь молодых жителей Ургутского района были задержаны сотрудниками Самаркандского областного Управления Внутренних Дел и привлечены к ответственности по уголовному делу. Чтобы добиться признательных показаний по делу, задержанные и свидетели, включая близких родственников задержанных, были подвержены пыткам и жестоким, бесчеловечным и унижающим достоинство обращению. Против задержанных применялись жестокие издевательства, побои, электрический шок и вонзание игл под ногти. Жертвами стали женщины и дети, одной из жертв было 14 лет.

В результате сфабрикованного обвинения и выбитых под пытками показаний, эти восемь граждан Ургутского района были незаконно и несправедливо осуждены. В настоящее время уголовное дело в отношении восьми молодых людей из Ургутского района дошло до Верховного Суда Республики Узбекистан.

 29 апреля 2006 г. следующие молодые жители Ургутского района были задержаны сотрудниками Самаркандского областного Управления Внутренних Дел:


1.Ахадов Гафур Гуламовича;

2. Алиев Джамшид Амриевич;

3. Юсупов Аъзам Рахимбаевич;

4.Ёкубов Рофе Нажмиевич;

5.Ибодуллаев Аъзам Хикматуллаевич;

6.Дадамирзаев Иброхим Ахмаджанович;

7.Батыров Илхом Рахманович;

8.Гафуров Собир Уктамович.


Всем задержанным были предъявлены обвинения по статьям 159 (Посягательство на конституционный строй Республики Узбекистан), 244-1 (Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку), 242 (Организация преступного сообщества), 165 (Вымогательство), 189 (Нарушение правил торговли или оказания услуг), 190 (Занятие деятельностью без лицензии), 209 (Должностной подлог) Уголовного кодекса.

Все задержанные являлись предпринимателями и занимались торговлей в своих частных торговых точках в Ургутском районе.

29 апреля 2006 года после несанкционированного обыска, проведенного в домах и торговых точках восьми предпринимателей, как их самих, так и всех близких родственников, около 20 человек, забирают в Самаркандское областное Управление внутренних дел. Без оформления статуса и составления протокола задержания их продержали в течение трех суток. В соответствии со статьей 225 УПК, правоохранительные органы, немедленно после доставления задержанных должны составить протокол задержания с указанием: кто, кем, когда и по какой причине был задержан. В этом случае, с момента задержания, все вышеуказанные граждане были лишены адвокатов, которых наняли их родители. Лишь 1 мая 2006г. им были предоставлены адвокаты по государственной защите.


Сотрудники Самаркандского областного Управления внутренних дел применяли пытки и другие недозволенные методы для получения признательных ложных показаний от задержанных восьми предпринимателей, а также от их родственников. Следует отметить, что среди задержанных родственников восьми предпринимателей были также и дети и женщины. Каждый задержанный жаловался на применение пыток.

Например, Г. Ахадова арестовали 29 апреля 2006 г. в 17 часов. Протокол о задержании оформлен с 30 апреля 2006 г. Сотрудники милиции били его резиновой дубинкой по пяткам, поражали органы тела электрическим током, вбивали иголки под ногти. В результате таких пыток, Г. Ахадов несколько раз терял сознание. Согласно медицинской экспертизе, заметны телесные повреждения, синяки на всем теле, под глазами, и по истечении 6 месяцев они являются следствием «падения с тутового дерева». После подписания «признательных показаний» пытки прекратились. Сам подсудимый не может вспомнить, когда и при каких обстоятельствах он подписал признательные показания. До сих пор при заведении разговора о пережитых пытках у Г.Ахадова наблюдается очень сильное психологическое возбуждение.

Г. Ахадова обвинили в контактах с неким Шерзодом Аминовым, якобы членом «Хизб ут- Тахрир», осужденного 18 марта 2004 г., незадолго до выхода первого на свободу. У них не было времени и возможности для встречи. Многие местные жители, особенно пожилые люди уверены, что ни один из восьми задержанных молодых предпринимателей никогда не были членами религиозной экстремистской организации. Листовки и книги религиозного содержания были подброшены в их торговые точки сотрудниками правоохранительных органов.  


Другого предпринимателя из Ургутского района Дж. Алиева арестовали в 16 часов 29 апреля 2006 г. во время его работы в торговой лавке. Сотрудники милиции били его резиновыми дубинками по пяткам и всему телу, пытали электрошоком. Судебно-медицинская экспертиза объясняет ранения, шрамы на теле подсудимого «результатом его падения с крыши». Когда он отказывался подписать признательные показания, следователи угрожали, что выкинут его из окна третьего этажа здания областного Управления внутренних дел и оформят акт о самоубийстве «при попытке совершить побег». Признательные показания Дж Алиев подписал в бессознательном или шоковом состоянии.

Другого задержанного по делу Ургутского предпринимателя А. Юсупова арестовали в 16 часов 29 апреля 2006 г. в своем магазине. Протокол о задержании оформлен от 1 мая 2006 г. Он также подвергался пыткам. Ноги подсудимого и все тело были в синяках даже после шестимесячного пребывания под следствием в следственном изоляторе. Судебно-медицинские эксперты указали, что «раны на теле подсудимого возникли в результате падения с горы».   А. Юсупов, от полученного шока в результате примененных пыток, несколько раз мочился в штаны в ходе суда, от чего очень стыдился.

^ Свидетельские показания о применения пыток были игнорированы судом

42 свидетеля сообщили суду, где участвовала руководитель правозащитной организации «Эзгулик» В.Иноятова в качестве общественного защитника, о применении к ним пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Все эти факты подтверждаются показаниями подсудимых, свидетелей, которые со слезами на глазах рассказывали о пережитом в ходе судебных заседаний. Все родственники подсудимых в нарушение требований статьи 116 Уголовно-процессуального кодекса Республики Узбекистан, были допрошены в качестве свидетелей без их согласия. В соответствии с пунктом 3-3 «б, в, д, е» Постановления Пленума Верховного суда Республики Узбекистан от 24 сентября 2004 года № 12 «О некоторых вопросах применения норм уголовного процессуального закона, о допустимости доказательств» такие показания признаются недействительными.

Свидетелю А. Латипову на момент задержания было14 лет. Его задержали 29 апреля 2006 г., когда он с матерью Гульчехрой Алиевой находился в торговой точке Г. Ахадова. Протокол задержания А. Латипова был оформлен с опозданием 3 мая 2006 г. А. Латипова допрашивали в качестве свидетеля, били резиновой дубинкой по голове и пяткам до появления синяков. Он был допрошен в отсутствии взрослых - адвоката, родителей или учителей. На голове появились ушибы, гематомы, были обнаружены повреждения на теле. От него требовали, чтобы он признался, что его дядя Дж. Алиев учил его читать молитву. От полученного шока А. Латипов не помнит когда, и при каких обстоятельствах он подписал ложные показания против своего дяди.

У Г. Алиевой следователи взяли подписку о неразглашении «тайны следствия» и обязательство не обращаться никуда с жалобой. Они угрожали ей тем, что в противном случае учинят над ней более жестокую расправу.

Свидетеля Гульчехру Алиеву, также задержанную 29 апреля 2006 г., били резиновой дубинкой  по пяткам, унижали ее женское достоинство, в присутствии 15-20 человек заставили ее находиться в нижнем белье. Она не помнит, когда и при каких обстоятельствах она подписала ложные показания на Г. Ахадова. В свидетельских показаниях Г. Алиевой сказано, что Г. Ахадов является членом религиозной экстремистской организации, что иногда он давал ей деньги и оказывал материальную помощь.

Пыткам и всевозможным издевательствам подверглась также и свидетель Рахиля Алиева. Обнаженную женщину били резиновой дубинкой по пяткам до потери сознания. Она приходила в себя только после обливания водой. В таком состоянии слышала разговор милиционеров, которые спрашивали друг у друга, не погибла ли она. Что с ней в бессознательном состоянии делали, она не может вспомнить, но унизительные реплики в свой адрес она запомнила.

Р. Алиева также не помнит, как, и при каких обстоятельствах подписала показания, полученные под пыткой. У нее также взяли подписку о неразглашении «тайны следствия», с обещанием никуда не обращаться.

Обвинительный приговор был оставлен в силе, включая Верховный Суд. Родители осужденных готовят жалобу в комитет по правам человека и комитет по пыткам ООН.

* * *

17 декабря 2006 года в отношении группы молодых ребят было возбуждено уголовное дело по обвинению их по статьям 164 (Разбой), 166 (Грабеж) и 127 (Вовлечение несовершеннолетнего в антисоциальное поведение) Уголовного Кодекса Республики Узбекистан. Дело было начато 18 декабря 2006 года, а в качестве меры пресечения был применён арест и содержание в тюрьме.


1. Нурметов Тимур, студент Ташкентского государственного института востоковедения, (проживает по адресу город Ташкент, Мирзо Улугбекский район, улица Петрова, 1-155);


2. Ахметов Даврон (проживает по адресу Мирзо Улугбекский район, улица Темура Малика, 3-й тупик, дом 8);


3. Алимов Шохрух, студент Ташкентского университета информационных технологий (проживает по адресу Мирзо Улугбекский район, массив Карасу-2, 38-4);


4. Жалилов Азамат, студент Ташкентского института ирригации и механизации сельского хозяйства (проживает по адресу Мирзо Улугбекский район, улица Устабоева, 170;


5. Рихсиев Шерзод, ученик 10-го класса школы № 190 (проживает по адресу Мирзо Улугбекский район, улица Темура Малика, дом 1).


В соответствии с материалами предварительного следствия, парни «вступили в преступный сговор и решили ограбить Халилова Шерзода» (сын Спикера Республики Узбекистан Эркина Халилова), проживающего по адресу Мирзо Улугбекский район, 3-й тупик, дом 1. Шерзод учится в 10-м классе школы № 190 (является одноклассником Рихсиева Ш.) и у него есть сотовый телефон марки «Nokia 3250» ценой 350 долларов США. Рихсиев Шерзод рассказал своим друзьям, которые на 1-2 года старше его, о том, что Халилов Шерзод постоянно оскорбляет его, избивает и обзывает нецензурными выражениями. Он попросил поставить его на место и отобрать его сотовый телефон. Подростки, возмущённые тем, что оскорбляют их друга и соседа по махалле, решили по своему разобраться в ситуации. Вечером 13 декабря 2006 года пятеро подростков остановили Халилова Шерзода, преградив ему путь. Как стало известно из материалов предварительного следствия, Тимур Нурметов ударил Халилова Шерзода кулаком в лоб. От крика Шерзода все перепугались и бросились врассыпную, даже не отобрав телефон.


По данному обстоятельству, на основании жалобы матери Шерзода – Халиловой Азизы 14 декабря 2006 года оперативными уполномоченными отдела уголовного розыска ОВД Мирзо Улугбекского района парни были задержаны. После первых расспросов сотрудник органов разъяснил им: если они напишут, что напали на Халилова Шерзода с целью овладения его сотовым телефоном, то всё будет в порядке, и все они будут выпущены на свободу. Так написано в свидетельских показаниях, имеющихся в материалах дела.


Однако, дело становилось все более серьезным. Принимая во внимание чрезвычайное значение дела, Следственное управление Министерства внутренних дел Республики Узбекистан взяло дело под свой контроль. В качестве следователя был привлечён старший следователь Следственного управления МВД Т. Дониёров. Руководил следствием заместитель министра Внутренних Дел Алишер Шарафутдинов.


В соответствии с обвинительным заключением, утверждённым прокурором города Ташкента Валиевым Б., «данная преступная группа вступила в предварительный сговор и совершила нападение на личность с целью овладения чужим имуществом. Нанесены телесные повреждения, представляющие опасность для здоровья». В обвинительном заключении указано, что было совершено преступление в форме разбоя, что обвиняемые следили за Халиловым Шерзодом в автомобиле без номерного знака и по всей видимости, хотели его похитить. Текст обвинения был таков, будто было совершено преступление века, представляющее особую опасность для общества.


Как указано в материалах предварительного следствия и суда, данная опасная преступная группа 13 октября 2006 года нанесла Халилову Шерзоду лёгкое телесное повреждение. Об этом имеется заключение судебно-медицинской экспертизы от 19 февраля (!) 2007 года № 15-Куш-Ах. В соответствии с этим заключением, Халилов Шерзод получил закрытую травму головного мозга, сотрясение мозга, гематому в лобовой части головы; вокруг правого глаза имелись синяки. Однако, степень тяжести телесного повреждения была установлена, как «ЛЁГКАЯ», ухудшающая здоровье на короткий срок (не более 21 дня).


Во время допросов, которые проводил старший следователь Следственного управления МВД Дониёров Т., обвиняемые дали показания о том, что во время предварительного следствия, когда они находились в следственном изоляторе Таштюрьмы, к ним в камеры подсаживали «лохмачей» (отбывающие наказание заключённые с плохим поведением – прим. авт.). «Лохмачи» принудили их подписать признательные показания, где был включен эпизод с разбойным овладением телефона. Однако, позже обвиняемые отвергали, что их целью было овладение сотовым телефоном. Они заявили, что в результате пыток внесли изменения в нескольких показаниях, и попросили признать действительными те показания, которые они дали во время допросов у следователя МВД. Они дали показания, что их целью было всего лишь только попугать Халилова Шерзода, а других целей у них не было.


После следствия и допросов уголовное дело было передано в суд. В первой инстанции дело было рассмотрено 7 мая 2007 года в Ташкентском городском суде под председательством судьи А. Худойберганова. Подсудимым были вынесены наказания в виде лишения свободы: Нурметову Тимуру – сроком на 16 ЛЕТ и 6 МЕСЯЦЕВ, Ахметову Даврону и Алимову Шохруху – сроком на 16 ЛЕТ, Жалилову Азамату – сроком на 15 ЛЕТ и 6 МЕСЯЦЕВ. Несовершеннолетнему Рихсиеву Шерзоду был вынесен приговор в виде лишения свободы сроком на 9 лет. Несмотря на то, что истец Халилова Азиза (мать Шерзода), истец Зупаров Кобилжон сказали о том, что у них нет претензий к обвиняемым, суд не стал принимать это во внимание.


Общество «Эзгулик» считает, что неадекватно жестокий приговор связан лишь с личностью Халилова Шерзода, который является сыном спикера Законодательной палаты Олий Мажлиса Республики Узбекистан Халилова Эркина.


В общество Эзгулик обратился Нурметов Бахром, отец одного из подсудимых Нурметова Тимура. В своем заявлении он написал о том, что во время предварительного следствия к подросткам применялись пытки, чтобы заставить их подписать признательные показания. На основании обвинительного заключения «независимый» суд выносит крайне жестокий приговор, допускает грубые ошибки в квалификации дела, не смотря на то, что истцы отказались от своих претензий.

После суда молодых людей в срочном порядке этапировали в учреждение 64/71 в Жаслик, которое известно мировому сообществу как исправительное учреждение, где отбывают наказание политические заключённые. Хотя апелляционный суд и сократил сроки наказания, но по своей сути дело не нашло своего справедливого решения и приговор является неадекватно жестоким.


Часть 2.

^ ФАБРИКАЦИЯ ДЕЛ

Вопиющими свидетельствами того, что в Узбекистане нет справедливого суда служат беспрецедентно циничные приговоры, вынесенные по сфабрикованным делам.


Подробно:


По сообщению адвоката Сухроба Исмоилова, 27 июля 2006г. завершился судебный процесс по уголовному делу против его клиента М. Жураева. Судья Олмалыкского городского суда (Ташкентская область) по уголовным делам Ислом Ноебов признал подсудимого М. Жураева виновным по ст. 221 ч. 2 пункт «б» (Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания) и приговорил к 3 годам 2 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима.


Три из четырех заседаний суда по уголовному делу М. Жураева прошли в колонии исполнения наказания (КИН) строгого режима № 64\45 в г. Алмалык. Последнее судебное заседание прошло в изоляторе временного содержания (ИВС) Алмалыкского городского отдела внутренних дел. Судебный процесс прошел в закрытом режиме, представители общественности и журналисты, включая общественную защитницу подсудимого Жураева, и его близких родственников не были допущены в зал суда.


По словам адвоката, судебный процесс прошел с грубыми нарушениями уголовно-процессуальных норм законодательства Узбекистана. Судья И. Ноебов изначально избрал позицию обвинения в отношении подсудимого М. Жураева. Несмотря на то, что суд должен оставаться беспристрастным и нейтральным, судья И. Ноебов часами общался с начальником КИН 64\45 полковником М. Мирсалимовым, донесения которого и послужили основанием для возбуждения уголовного дела против М. Жураева. Кроме того, вопреки требованиям ст. 432 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) Узбекистана, судья не смог принимать меры к тому, чтобы свидетели, не допрошенные судом, не общались с допрошенными свидетелями. Это создавало удобные условия для свидетелей договариваться друг с другом, о чем и как изложить суду. Следует отметить, что все свидетели, допрошенные по уголовному делу, являлись либо представителями администрации КИН 64\45, либо заключенными, которые тесно сотрудничают с администрацией колонии для поддержания порядка в данном учреждении. Внесенные защитником протесты на счет вышеизложенных обстоятельств судом не были учтены.


Судья И. Ноебов необоснованно отклонил все те ходатайства защиты, которые смогли бы существенно изменить суть и направление уголовного дела в сторону оправдательного приговора для подсудимого М. Жураева. Суд также необоснованно отклонил ходатайства защиты о проведении очной ставки ввиду существенных противоречий между показаниями двух ранее допрошенных лиц и о принятии определения о возбуждения уголовного дела против свидетелей, дававших ложные показания.


Все действия суда и представителя прокуратуры были направлены на скорейшее окончание судебного процесса над М. Жураевым и постановление обвинительного приговора. Несмотря на это, по уголовному делу подсудимого М. Жураева был вынесен обвинительный приговор. Тем самым, суд нарушил требования ст. 463 УПК Узбекистана, которые гласят, что «…в основу обвинительного приговора должны быть положены достоверные доказательства, полученные в результате проверки всех возможных по делу обстоятельств совершения преступления, восполнения всех обнаруженных в материалах дела пробелов, устранения всех возникших сомнений и противоречий». Как сообщил нам адвокат, защита намерена обжаловать обвинительный приговор суда первой инстанции в Ташкентском областном суде по уголовным делам в апелляционном порядке.


Адвокат считает, что новое уголовное дело в отношении М. Жураева сфабриковано властями Узбекистана, чтобы не допускать его освобождения из колонии.

Заключенный М. Жураев должен был выйти на свободу 8 сентября 2006г. Он находится в местах лишения свободы с марта 1995г.


* * *


В Кашкадарьинскoe областноe отделениe Общества «Эзгулик» поступили сведения о применении недозволенных методов следствия в отношении Бахрома Бобомуродова, жителя кишлака «Дустлик» Нишанского района со стороны следователя районного отдела внутренних дел НомозаШеркулова.


Б. Бобомуродов попал в поле зрения органов внутренних дел после того, как свидетель по одному из уголовных дел сообщил следователю о том, что возможно, Б. Бобомуродов был среди группы молодых парней, которые в начале февраля 2006г. пытались изнасиловать 11 летнюю Шоиру Эшмуминову. . Парни подстерегали Эшмуминову в то время, когда она проходила по территории фермерского хозяйства имени И. Сохибова и оставили после того, как увидели приближающегося к ним человека.


Во время первичных допросов по данному событию, один из свидетелей упомянул о том, что возможно среди нападавших на Ш. Эшмуминову парней, был и Б. Бобомуродов. Этого было достаточно для следователя Н. Шеркулова, который решил получить признательные показания любыми способами. В частности, следователь схватил Б. Бобомуродова и силой опускал его голову в бочку наполненную водой, жестоко избил его. На голове Б. Бобомуродова появилось много свежих шрамов, свидетельствующих об избиениях. Под жестоким и бесчеловечным обращением во время следствия Б. Бобомуродов был вынужден признаться в попытке изнасилования Ш. Эшмуминовой. Следователь закрыл уголовное дело, признав Б. Бобомуродова виновным по ст. 118 (Изнасилование) и передал дело в суд.


Во время судебного процесса потерпевшая Ш. Эшмуминова сообщила суду о том, что она в состоянии опознать тех, кто попытался изнасиловать ее, и среди них нет Б. Бобомуродова. По словам Ш. Эшмуминовой, во время следствия следователь Н. Шеркулов оказывал давление и на нее, угрожая арестом. Следователь также нарушил и требование уголовно-процессуального законодательства о том, что участие несовершеннолетних в следственных действиях допускается только в присутствии их законных представителей или педагогов.

Нишанский районный суд по уголовным делам проигнорировал показания потерпевшей и приговорил Б. Бобомуродова к 17 годам лишения свободы.

* * *

В течение последних двух лет судебная система Узбекистана приговорила к длительным годам лишения свободы более 1000 лиц так или иначе, связанных с андижданскими событиями. Среди осужденных: граждане Республики Узбекистан, граждане соседнего Кыргызстана, сотрудники милиции, солдаты Вооруженных Сил РУ, медицинский персонал тюрем. Все они предстали перед судом якобы за их роль и участие в подготовке и осуществлении «андижанских» событий 13-14 мая 2005г.

На сегодняшний день ни для кого не является секретом, что все т.н. «андижанские» судебные процессы, организованные узбекскими властями на скорую руку, грубо нарушали международно-признанные стандарты справедливого судопроизводства. Вопреки публичным обещаниям президента страны И. Каримова о том, что все судебные процессы в связи с «андижанскими» событиями будут открытыми, данное обещание не выполнилось. Наблюдатели из местных и международных организаций, независимые негосударственные СМИ не имели доступа к этим судебным процессам. Узбекские власти допустили независимых наблюдателей к единственному процессу в связи с «андижанскими» событиями в Верховном Суде. Все последующие судебные процессы проходили в закрытом порядке. Даже одного судебного процесса с участием независимых наблюдателей было достаточно, чтобы выявить все основные процессуальные нарушения в отношении подсудимых, включая обоснованность обвинения только лишь на признанияx и показанияx подсудимых, лишение подсудимых выбора защитников по своему собственному желанию, нарушение принципа равенства сторон в уголовном судопроизводстве и т.д. Очевидно, что страх перед провалом организованных судебных процессов вынудило узбекские власти провести последующие судебные процессы в закрытом режиме. Закрытость «андижанских» судебных процессов, тайные суды и приговоры создают реальное опасение того, что в отношении обвиняемых и подсудимых в связи с «андижанскими» событиями могут применяться пытки и другие формы бесчеловечного, жестокого и унижающего достоинство человека обращения и наказания.

В своем заявлении от 26 декабря 2005г. Пресс-служба Прокуратуры Республики Узбекистан, отметила, что «андижанские» судебные процессы должны проходить в закрытом режиме, так как это необходимо для защиты жертв и свидетелей, а также государственных секретов, разглашаемых в ходе судебного процесса. Очевидно, данное официальное разъяснение является ни чем иным, как неуклюжей попыткой властей скрыть процессуальные нарушения, происходившие в ходе «андижанских» судебных процессов.


В связи с андижанскими событиями как минимум к 11 подсудимым применялись жестокие унижения с физическим воздействием. Правоохранительные органы принуждали их к даче само инкриминирующих показаний. Все обвиняемые, чьи имена оказались в списке были в принудительном порядке, отвезены в психиатрическую больницу г. Ташкента. Обвинительные приговоры в судах подтверждают , что почти 90% уголовных дел по 159 статьe за антиконституционную деятельность или похожему обвинению политического характера, невозможно добиться медицинского обследования участников процесса.

Имена осужденных, которые оказались в данном списке, следующие:


  1. Иманкулов Лочин Абдимуминович, 1981 г. р.

  2. Бурхонов Жахонгир Журахонович, 1978 г.р.

  3. Сабиров Муйдин Иманкулович, 1963 г.р.

  4. Тургунов Авазжон Тулкунович, 1974 г.р.

  5. Хажиев Илхомжон Нуъмонжонович, 1973 г.р.

  6. Турапов Хусанжон Хакимович, 1970 г.р.

  7. Хамидов Фарход Умарович, 1962 г.р.

  8. Юсупов Азизбек Умарович, 1977 г.р.

  9. Эргашев Валижон Юлдашбаевич, 1975 г.р.

  10. Хакимов Алишев Алимджанович, 1967 г.р.

  11. Ибрагимов Абдубоис Эргашевич, 1975 г.р.


Часть 3.


Как обстоит ситуация в пенитенциарных учреждениях?


Традиционно проблема жестокого обращения связана с условиями и порядком работы мест содержания под стражей. Длительное заключение подозреваемых в антисанитарных условиях изоляторов временного содержания (ИВС) само по себе используется как метод давления или наказания.


Наиболее типичными нарушениями, влияющими на состояние здоровья подследственных и административно-арестованных являются: переполненность в камерах, ограничение в водоснабжении, освещенности, в средствах гигиены, отсутствие вентиляции и прогулочных двориков.


Официальные органы Узбекистана, в частности, Главное управление исполнения наказания Министерства внутренних дел, не дают каких-либо официальных сообщений или комментарий о событиях, происходящих в тюрьмах.


2 января 2005г. примерно в 23:00 ночи тело Самандара Умарова, 1969 года рождения, отца троих детей, проживавшего по адресу улица Генерала Узокова Шайхантаурский район г.Ташкент было передано родственникам. Представитель «Эзгулик» посетил семью Самандара Умарова. По словам членов семьи Умаровых, тело Самандара Умарова привезли примерно в 4 часа утра 3 января 2004г. Родственники, которым удалось увидеть тело Самандара Умарова, утверждают, что тело было невероятно истощено, рот и нос трупа кровоточили. Тело не было положено в гроб, а было завернуто в одеяло, которое тоже кровоточило.


Несмотря на просьбы и уговоры родственников Самандара Умарова, представители правоохранительных органов не разрешили им осмотреть тело, вымыть его как полагается по канонам Ислама. По словам семьи Умаровых, представители правоохранительных органов принудили представителей махаллинского и женского комитетов оказать давление на членов семьи Умаровых и уговорить их согласиться на требования правоохранительных органов. Правоохранительные органы также непосредственно угрожали, что арестуют двух сестер Самандара Умарова, если те будут дальше противиться их требованиям по поводу похорон. Тело Самандара Умарова было вымыто неизвестным человеком и было причислено неизвестным священнослужителем, приглашенным правоохранительными органами.


* * *

5 апреля 2007 года после жестоких пыток в городской больнице г. Бекабада скончался Бахтиёр Хасанов 1962 г.р., бывший военный прокурор Сурхандарьинской областной прокуратуры. Он был осуждён приговором закрытого суда по статье 273 («Незаконное изготовление, приобретение, хранение и другие действия с наркотическими средствами или психотропными веществами с целью сбыта, а равно их быта» УК РУ).


Пытки производил заведующий хозяйством колонии 64/21, осуждённый Кулдош Жураев (бывший сотрудник спецназа) по приказу зам. начальник колонии Жашида Русулова.


* * *

В августе 2007 года доставлен домой в Ташкент труп Мухаммедова Ортикжона, который будучи обвинённым в принадлежности к религиозному течению «Хизбут-тахрир» отбывал наказание в тюрьме 64/48 в Навоийской области. Родственники покойного сообщили, что он стал жертвой силового подавления акции голодовки, объявленной в тюрьме заключёнными, осуждёнными по религиозным мотивам.


Заключённые, объявившие голодовку 17 августа, после обеда, потребовали:

- прекращения в стране репрессий против лиц, исповедующих религию;

- прекращения возбуждения фальшивых уголовных дел в отношении заключённых, у которых истёк срок наказания;

- прекращения пыток заключённых;

- улучшения условий тюремного содержания.


Как стало известно, труп Мухаммедова О., в его дом по адресу город Ташкент, массив Чиланзар, улица Арча привезли в полночь. Официальные лица потребовали быстрого захоронения усопшего.


Женщина, побеседовавшая с корреспондентом радио «Озодлик», сказала следующее: «Мухамедов Ортикжон умер в тюрьме от побоев. По словам тех, кто видел труп, все тело Ортикжона был покрыто кровоподтёками, синяками и ссадинами. В результате избиений Мухамедова невозможно было узнать. В тюрьму прибыли военные и начали всех избивать. Ортикжон умер в результате побоев».3


Муж этой женщины также отбывал наказание в тюрьме 64/48. По сведениям, полученным от этой женщины, на заключённых, организовавших акцию недовольства, накинулись вооружённые военнослужащие. После акции голодовки в тюрьме усилилось давление на заключённых, их беспощадно избили.


Как сообщают родители, посетившие своих детей-заключённых, в этой тюрьме содержится около 2 тысяч заключённых, из которых примерно 300 человек осуждены по религиозным мотивам.


* * *


В Общество «Эзгулик» обратилась Хажимурадова Жамила 1952 г.р., мать четырёх детей, педагог, проживающая по адресу: Ташкентская область, Ташкентский район, ш/х «Ташкент», ул. Ахунбабаева тупик 3, дом 5.


Её сын Хажимурадов Умиджон Султанмурадович – 1973 г.р., женат, отец 2-х детей. В мае 2001 года незаконно задержан сотрудниками РОВД Ташкентского района по подозрению в причастности к партии «Хизб-ут- Тахрир», во время следствия подвергался пыткам. По сфабрикованному уголовному делу обвинен по статьям: 159 «Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан», 244-1 «Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку» УК РУ. В 2001 году осуждён Ташкентским районным судом по уголовным делам к 7-ми годам лишения свободы.


Согласно заявлению матери, Хожимурадов Умиджон на протяжении 6–ти лет отбывания наказания срока подвергается пыткам и унижениям, он отбывал сроки наказания в КИН 64/48 г. Зарафшан, «в крытой» тюрьме Т-1 г. Андижан. С апреля 2006 года содержится в КИН 64/46 г. Навои, где продолжает подвергаться пыткам. В августе 2006 года во время встречи заключённых с представителями духовенства он задал вопрос имаму, который не смог ответить на заданный вопрос, что послужило причиной его избиения.


Избивал сотрудник СНБ Иноятов Зуфар, дубинкой, который вручил ему заместитель начальника колонии Кахрамон Эштураев. Избиение происходило в присутствии начальника колонии Хамраева Э., в результате побоев были сломаны зубы и протезы, повреждены дёсна, теперь он не может нормально принимать пищу.


Обращения матери к начальнику КИН 64/46 Хамраеву Э. и начальнику ГУИН Шодиеву А. с просьбой оказания медицинской помощи в протезировании зубов не дают результата, начальство обещает, но в реальности всё остаётся по-прежнему.


В последний раз Хожимурадова Ж. побывала в колонии в августе 2007 года. По её словам в локальных сконцентрированных отрядах, где содержались заключенные, обвинённые в статьях: 159, 244-1 УК РУ раньше разрешалось чтение намаза, уменьшилось моральное давление, но недавно эти локальные отряды были вновь рассредоточены по другим отрядам и снова начались физическое и моральное давление на верующих. 2


* * *


Ночью с 18 на 19 июля в 0-30 часов доставлен труп Шухрат Диёрова, 1955 года рождения. Дониеров был осужден в 2000 году Ташкентским городским судом, по обвинению в сообщничестве с партией «Хизбут-Тахрир» и был приговорён к наказанию в виде лишения свободы сроком на 9 лет. Так как местом отбывания наказания определена колония строгого режима, первые 4 года он провел в тюрьме УЯ 64-49 в городе Карши. Там он заболел туберкулезом и был переведен в тюрьму УЯ 64-36, в которой содержались заключенные, инфицированные туберкулезом.


Сын покойного Ш. Диёрова рассказал, что по причине тяжелой формы туберкулеза, он не смог повидаться с отцом, во время посещения тюрьмы. Начальник тюрьмы тюремный врач отказали ему в свидании. Но, по рассказам сына, он постоянно доставлял в колонию еду и лекарства для отца. По причине того, что болезнь Шухрата Диёрова протекала тяжело, за последнее время его два раза направляли на лечение в больницу сангорода УЯ 64-18.


Родственники заявили о том, что Ш.Диёров поступил в сангород еще в начале июля и, по неизвестным причинам врачи сангорода не сообщили родственникам о его тяжелом состоянии.

* * *


1 мая 2006г. в Сангороде 64-18 (лечебное учреждение Главного управления по исполнению наказания Министерства Внутренних Дел Узбекистана – Эзгулик) скончался от туберкулеза. Кахрамон Тешабоев, 1972 года рождения, отец 4-х несовершеннолетних детей, проживающий по адресу ул. Козиробод махала «Камолон», Шайхантаурский район г.Ташкент.


В 2000г. К. Тешабоев был осужден Ташкентским областным судом по уголовным делам на 18 лет лишения свободы за совершение преступлений по ст.ст. 159 (Посягательства на конституционный строй), 242 (Организация преступного сообщества) и 244-1 (Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку).


Он отбывал наказание в Навоийской КИН 64\36. Последние 4 месяца из-за резкого ухудшения состояния здоровья, К. Тешабоев содержался в Сангородке в г.Ташкента.


Тело К. Тешабоева было передано его семье ночью 1 мая 2006г. Представители «Эзгулик» были свидетелями того как местные власти и правоохранительные органы оказывали давление на родственников К. Тешабоева, чтобы похороны прошли по возможности скорее и без участия широкой общественности. Во время похорон власти временно подали природный газ и воду в дом Тешабоевых, так как до этого газ и вода были отключены из-за неуплаты.


Со слов близких, почти все члены семьи Тешабоевых осуждены в настоящее время. Жена К. Тешабоева Вазира Тешабоева в июле 2005г также была осуждена Ташкентским городским судом по уголовным делам на 6,5 года лишения свободы. После осуждения обоих супругов их несовершеннолетние дети остались полностью на попечении родственников и соседей. В 2000г. братья К. Тешабоева Расул и Рустам Тешабоевы были осуждены соответственно на 11 и 8 лет лишения свободы.


Часть 4.


Пытки применяются в отношении представителей

гражданского общества


С 2004 года власти усилили давление на общественные, и в первую очередь на правозащитные организации. После андижанских событий особенно ужесточился кнтроль за деятельность правозащитников, регистрацией и финансированием правозащитных НПО.

В последнее время стало обычным явлением, когда правительственные круги фальсифицируют против правозащитников ложные обвинения и выносят приговоры по лишению свободы на различные сроки. На сегодняшний день в тюрьмах Узбекистана томятся более 50 правозащитников и журналистов. Тот факт, что только в Джизакской области осуждены около 10-ти правозащитников, свидетельствует о том, что «борьба» местных властей в этой области против правозащиты достигла своего пика


- заживо сожжена жена заместителя председателя оппозиционной партии «Бирлик» Исмаила Дадажанова. Сам он получил ожог первой степени и чудом остался жив;

- умер в результате пыток в подвалах МВД правозащитник из Кашкадарьи Шоврух Рузимуродов;

- несколько раз был выкраден сотрудниками Самаркандского ГУВД в период 2005-2006 гг. правозащитник и председатель оппозиционной партии «Бирлик» Ганиев Холикназар, Несколько раз неизвестными лицами на него было организовано нападение;

- в связи с андижанскими событиями в течение 6 (шести) месяцев незаконно содержались в тюрьме заместитель председателя партии Бирлик Хамдам Сулаймонов из Ферганы, председатель Андижанского областного совета Акбар Орипов, правозащитники Муса Бобожонов и Нурмухаммад Азизов. Председатель Мархаматского районного отделения «Эзгулик» (Андижанская обл.) Дилмурод Мухиддинов продолжает оставаться в тюрьме. В отношении него ни разу не применялась амнистия;

- по различным сфабрикованным обвинениям осуждены джизакцы Муйдин Курбонов, председатель Зарбдорского районного отделения «Эзгулик» Мамаражаб Назаров, председатель Заминского районного отделения общества «Эзгулик» Улугбек Каттабеков, председатель Сырдарьинского областного отделения Общества прав человека Узбекистана Аъзам Фармонов и его заместитель Алишер Кароматов, Уткир Пардаев, председатель Кашкадарьинского областного отделения Ёдгор Турлибеков, председатель Джизакского городского отделения «Эзгулик»Улугбек Хайдаров. Содержится в тюрьме председатель Ангренского городского (Ташкентская обл.) отделения «Эзгулик» Расул Худойназаров;

- группой подозрительных лиц, которые не проживают в вилояте, были избиты председатель ОПЧУ Толиб Якубов, председатель Джизакского областного отделения ОПЧУ Бахтиёр Хамроев, председатель Галлааральского районного отделения (Джизакская обл.) Гавхар Йулдошева, Абдужалил Бойматов, Елена Урлаева, Сурат Икрамов, Улугбек Бекиров из города Андижана;

- содержатся в тюрьме по сфабрикованным обвинениям председатель Наманского областного совета Мухаммадали Корабоев, председатель Андижанского областного совета партии Эрк Исроилжон Холдоров, руководитель коалиции «Сольничный Узбекистан Санжар Умаров, руководитель Клуба «Утюраклар» из Ферганской области Мутабар Таджибаева, Ихтиёр Хамроев из Джизакской области. Отсидели по сфабрикованному обвинению Носир Зокир из города Намангана, председатель Андижанского областного отделения «Эзгулик» Абдугафур Дадабаев, Умида Ниязова и Гулбахор Тураева. Находится под следствием председатель Ташкентского областного совета партии «Бирлик» Исомиддин Туланов.

- совершено злодейское покушение на председателя Бухарского областного совета партии «Бирлик и председателя областного отделения Общества «Эзгулик».


Борьба властей против правозащитников не исчерпывается сказанным. Можно привести множество фактов притеснения правозащитников, имевших место в минувшем году:


 Ангренским городским судом 12.01.06г. Ташкентской области осужден правозащитник Расул Худойназаров по ст.ст.168.165.-2а-б.227-а.б. к 9 годам 6 месяцам с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Защитник Р. Худайназарова в предварительном расследовании С. Исмоилов и его общественная защитница в судебном процессе В. Иноятова утверждают, что многочисленные правонарушения в уголовном деле Р. Худайназарова свидетельствуют о фабрикации данного дела. В бытность Р. Худайназарова председателем Ангренского городского отделения Эзгулик поступило больше 150 заявлений и жалоб от граждан. Многие из этих жалоб касались фактов правонарушений и коррупции в деятельности местных правоохранительных органов. Р. Худайназаров реально начал заниматься по поступившим жалобам, сообщая о правонарушениях местных правоохранительных органов в центральные органы власти республики. При расследовании Р.Худойназарова избивали неоднократно. С момента задержания под физическими воздействиями заставили его подписать против себя обвинение. С момента задержания Р. Худойназаров в основном содержался в ИВС г.Ангрена. После санкции прокурора его отправили в СИ-1, Таштюрьму. После осмотра, Администрация Таштюрьмы отказалась принять Р.Худойназарова из-за видимых следов от побоев. Во время судебного разбирательства суд проигнорировал факт избиения и жестокoго, обращения к Р.Худайназарову со стороны сотрудников Ангренского городского отдела внутренних дел в момент его задержания и нахождения в ИВС.


Основные свидетели обвинения, включая И. Зокирова и М. Эшонкуловa, утверждавшиe, что Р. Худайназаров вымогал и получал у них деньги, в судебном процессе открыто заявляли, что они дают показания против правозащитника единственно за то, что он отправлял жалобы на их действия в соответствующие государственные органы. Эти показания т.н. «потерпевших» не были занесены в протокол судебного заседания. Факты вымогательства и получения денег Р. Худайназаровым у «потерпевших» не нашли подтверждения в ходе судебного процесса. Суд препятствовал всестороннему и полному допросу «потерпевших» со стороны защиты. На многие существенные вопросы защиты «потерпевшие» отказались отвечать, а суд не смог обеспечить обязанность потерпевшего отвечать на все вопросы.


По словам жены осужденного Гульчехры Турановой: ее муж-политический заключенный, тюремная администрация относится к нему грубо, без серьезных причин организовывают драки, его избивают, наказывают карцером. Он лишен возможности прогуливаться по тюремному двору, получать необходимую медицинскую помощь и продуктовые передачи. В целях лишения шанса воспользоваться амнистией, его четырежды обвиняли в нарушении внутреннего порядка, в связи с чем отказывали в освобождении Р.Худайназарова.

* * *


Известный правозащитник, руководитель клуба «Отважные сердца» Мутабар Таджибаева была арестована 7 октября 2005г и осуждена неправедным судом по сфабрикованному уголовному делу по 16-ти статьям Уголовного Кодекса на 8 лет лишения свободы. С июня 2006 года содержится в женской колонии УЯ 64/7.

6 марта 2007г в правозащитное общество «Эзгулик» впервые за время заключения поступило письмо от заключенной женской тюрьмы УЯ 64/7, в котором описываются условия содержания Мутабар Таджибаевой в этой тюрьме с августа по декабрь 2006 года. Ниже приводится полный текст письма с уточнениями «Эзгулик», которые взяты в скобки.


«20 августа она (Мутабар Таджибаева)в зоне случайно встретилась и поздоровалась с Дилдорой Алимбековой (Д.Алимбекова -председатель Ассоциации деловых женщин Узбекистана. Будучи мелким предпринимателем и членом Ассоциации, М.Таджибаева должна была знать своего председателя - прим.«Эзгулик»). Через месяц Алимбекова совместно с представителями Германии вновь навестила зону, но тюремная администрация спрятала ее (М.Таджибаеву) в штабе (зоны). В настоящее время она нуждается в медицинской помощи. Болят сердце и почки. По этой причине появились опухоли. Страдает малокровием. Давление держится на уровне 40х80р.ст.


Невзирая на то, что она (М.Таджибаева) постоянно выполняет тяжелую физическую работу, ее зарплата составила: в августе 340 сум, сентябре – 418 сум, октябре – 221 сум. За три месяца вся зарплата составила 979 сум или 0,8 доллара США.


Крайне опасный рецидивист Мукаддам Наджмуддинова, по кличке «Ласточка», рост под два метра, вес 90-100кг, из Багдадского района Ферганской области, 27 августа примерно в 21-00 вызвала и потребовала ее (М.Таджибаеу)написать и направить письмо членам семьи, чтобы они выдали человеку, который придет к ним домой, 2000 долларов США. Получив отказ, она стала душить ее (М.Таджибаеву). Дежурные надзиратели разняли их. Она (М.Таджибаева) рассказала и написала о происшедшем. На следующий день ее (М. Таджибаеву) посадили в штрафной изолятор (ШИЗО), якобы за оскорбление Мукаддам.


Неоднократно осужденная Мукаддам, имеющая также кличку «участковый (милиционер) зоны», сказала, если желаешь вольно дышать воздухом в зоне, то члены твоей семьи должны постоянно приносить долю тюремной администрации. Бывшая судья Камила Абдувалиева через членов своей семьи ежемесячно давала бывшему начальнику зоны Марине Якуниной по 1000 долларов.


М. Якунина была арестована в январе 2006г при получении 100 долларов взятки от членов семьи судьи (К.Абдувалиевой) и 500 долларов от Дианы Абдурахмановой и была осуждена на 7 лет лишения свободы. Она говорила, что за нормальное отношение (администрации тюрьмы к заключенным) нужно платить.


^ Требуя соблюдения законности в тюрьме (М. Таджибаева) обращалась к специальному прокурору г.Ташкента (по надзору за тюрьмами) Романову К.О.


* * *

Сотрудник правоохранительных служб, глубоко озабоченный состоянием здоровья известной правозащитницы, ныне политической заключенной пенитенциарного учреждения УЯ 64/7 Мутабар Таджибаевой, рискуя карьерой и многим другим, передал правозащитному обществу «Эзгулик» вторую записку от нее следующего содержания.

З А В Е Щ А Н И Е

Всем родным, друзьям, журналистам! Всем, всем!


^ Что за темный замок без единой форточки

Прелестных девушек заточили в нем

Коль о самочувствии их расспросишь

Сквозь платок одни страдания в глазах увидишь.


^ Это четверостишье (неформальный перевод с узбекского) принадлежит перу известной узбекской поэтессы из Маргилана Увайси.


Посадили меня в женскую тюрьму УЯ 64/7 год назад и, кажется, что поэтесса Увайси написала эти стихи о 1200 женщинах, томящихся в этой тюрьме. Они и вправду лишены не только свободы, но и всех гражданских прав.

^ За протест против непрекращающихся моральных и физических пыток недавно отсидела в карцере1 целый месяц.


Благодаря Вашим усилиям, наконец, меня 28 марта вызвали к специальному прокурору по надзору за тюрьмами Романову К.О. Подробно рассказала ему, каким моральным и физическим пыткам подвергаются здесь осужденные женщины, в том числе и я. 1 апреля передала прокурору детальное описание всех видов и методов пыток на 8 листах и объяснительную записку с перечислением грубейших нарушений тюремной администрацией 10 и 117 статей Кодекса исполнения наказания на 80 страницах. Но какой-либо правовой или иной помощи от него не дождалась. За год безосновательно отсидела в карцере 112 дней!


Пытают, издеваются надо мной главный врач санчасти Юлия Кумарина, майор милиции Римма Кустимода, лейтенант подразделения быстрого реагирования Гуля Ахмаджанова, которая выполняет задание чиновников из Ферганы, а также Музаффар Каршиев.


Я уверена, что уже не смогу увидеться с родными, встретиться с адвокатами, поняла, что меня никогда не выпустят на свободу. Если желаете доставить мне удовлетворение, прошу забрать копию заявления, объяснительных записок у прокурора по надзору или его сотрудника Яхьи и направить их Генеральному прокурору Кадырову Рашиду. Прошу направить копию перечисленных материалов в Международный уголовный суд для проведения международных расследований по изложенным в них фактам.

Прощайте!


Подпись Мутабар Таджибаева.

(В записке дата не указана и она попала в общество «Эзгулик» 3 августа с.г.).


* * *
Якубова Озода Толибовна сообщила, что в отношении её мужа, председателя Сырдарьинского областного отделения Общества прав человека Узбекистана Фармонова Аъзама, отбывающего в исправительном учреждении наказание за совершённое преступление, применяются моральные и физические пытки. В частности, Озода недавно убедилась в этом, когда побывала на свидании со своим мужем в исправительном учреждении Жаслик (УЯ 64-71), где содержится её муж. По утверждению Ёкубовой, на протяжении последнего года в отношении правозащитников Аъзама Фармонова и Алишера Кароматова, который содержится в тюрьме Ховос, Ташкентской области допускается нечеловеческое отношение. Под надзором администрации к ним применялись различные способы пыток. Насильственным путём их заставили написать признательные показания. Как известно, правозащитники Аъзам Фармонов и Алишер Кароматов были арестованы 29 апреля 2006 года оперативными сотрудниками отдела борьбы против терроризма, рэкета и организованной преступности МВД и сотрудниками СНБ. Приговором областного суда по уголовным делам они были лишены свободы сроком на 9 лет. По свидетельским показаниям Озоды, в ходе предварительного следствия на правозащитника Аъзама Фармонова насильственно надевали противогаз и таким образом доводили его до состояния удушья. После этого его били по стопам 1,5 литровыми пластиковыми бутылками, наполненными водой. В результате этих действий его заставили дать показания против председателя Общества прав человека Узбекистана Толиба Ёкубова и руководителей Сырдарьинского областного отделения Общества «Эзгулик». Под ногти правозащитника Алишера Кароматова вгоняли гвозди и таким образом его вынудили дать показания. Как пишет О. Ёкубова, по утверждению её супруга, после того, как их арестовали, их привели в Таштюрьму и поместили в карцер, где нельзя ни сидеть, ни лежать. Каждый день в отношении них применялись физические пытки. Находящийся здесь заключённый, который представился как Зохид Юлдашев (младший брат Тахира Юлдаша), сказал Аъзамжону, что для здешних условий применение пыток - это обычная практика. Сам он был приговорён к 6-ти годам, однако, находится здесь вот уже 13 лет. Он успокаивал Аъзамжона, говоря, что с этим надо смириться. Спустя некоторое время вместе с 37-ми преступниками правозащитников перевели из Таштюрьмы в учреждение Жаслик. Озода Ёқубова говорит: «Мой муж содержится в полной изоляции от своих родственников и знакомых. Когда 15 сентября 2006 года я пошла на встречу с мужем, то встреча не была предоставлена, так как от побоев всё его тело было в синяках и ссадинах. Наконец, через один год я смогла добиться встречи на 3 дня и была с ним». * * *
24 июля 2007 года по обвинению в совершении преступлений по статьям 127 (Вовлечение несовершеннолетнего в антисоциальное поведение) и 169 (Кража) Уголовного Кодекса РУ был арестован Машраб Жумаев, проживающий по адресу Бухарская область, Каракульский район, кишлак Човли - сын знаменитого поэта, правозащитника и активиста оппозиционной организации Юсуфа Жумы. Стало известно, что уже в ходе предварительного следствия и расспросов в отношении подозреваемого были применены пытки и нарушены его процессуальные права. Выступающие по уголовному делу в качестве истцов Бургут и Эргаш Ризаевы позднее признались в том, что они предъявили иск под давлением сотрудников правоохранительных органов. Несмотря на то, что Машраб является инвалидом второй группы, а в его действиях не было социальной опасности, на период следствия в отношении него была применена такая мера пресечения, как взятие под стражу.


Благодаря многочисленным протестам демократического сообщества и членов семьи поэта – оппозиционера Юсуфа Жумы, 14 августа 2007г., Машраб был освобождён из зала суда. Однако, нельзя ничем компенсировать применённые к нему пытки и оказанное на него морально – психологическое давление. В результате провокации, организованной с целью отомстить отцу, здоровью Машраба нанесён ущерб. Его родители и родственники испытали настоящие мучения в течение 20 дней заключения под стражей.

* * *

29 декабря 2006 года правозащитник Ихтиер Хамроев (Ihtiyor HAMROEV), который отбывает наказание в колонии УЯ № 64/78, сообщил об избиении. Ихтиёр Хамроев, родился 21 мая 1985 года; гражданин Узбекистана. Активист Джизакского областного отделения Общества прав человека Узбекистана (ОПЧУ).

Отбывает наказание в колонии 64/78 по адресу: село Чимкурган Зафарабадкого района Джизакской области (бывший совхоз №24).

25 сентября 2006 года городской суд по уголовным делам города Джизака приговорил Ихтиёа Хамроева к трем годам лишения свободы по статье 277 части 2, пункта «г» (хулиганство). Причем судья вынес приговор более суровый, чем запросил прокурор.

26 декабря Ихтиёр во время обеда почувствовал недомогание, характерное для болезни - язвы желудка, и попросил дежурного колонии Махмуда Отамуродова позвать врача. О состоянии здоровья И. Хамроева было доложено начальнику колонию Бойиру (фамилия не сообщается).

На следующий день, 27 декабря сотрудники колонии заковали И. Хамроева в наручники и стали жестоко избивать. Они пинали его по животу, хотя и знали о приступе язвы желудка. Схватив Ихтиера Хамроева за волосы, таскали по земле. У него ухудшилось общее состояние здоровья, и обострилась болезнь. Правозащитника перевели на один день в изолятор, однако боли обостряются.

Начальник колония Бойир отдал приказ отправить И.Хамроева в Зафарабадскую районную больницу, в которой провели медицинский осмотр.


За последнее время было несколько попыток спровоцировать дисциплинарное нарушение, чтобы правозащитник Ихтиер Хамраев не попал под амнистию, которая объявлена сенатом Олий Мажлиса (верхней палатой парламента) 30 ноября и приурочена кo дню Конституции Узбекистана. Руководство колонии очевидно намерено руководствоваться статьей 221 Уголовного кодекса Республики Узбекистан. В статье говорится о неповиновении законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания. Таким способом ведется четко отрежиссированная расправа с непокорными активистами правозащитного движения Узбекистана.


Часть 5.

Защита нуждается в защите


Истязания и пытки отличаются порой особой жестокостью и изобретательностью, подтверждая, что в числе сотрудников правоохранительных органов работают и люди, склонные к изощренному насилию. Однако спокойное отношение их коллег по службе к жестокости и насилию свидетельствует о глубоком кризисе в милицейской среде и порождает преступную корпоративную солидарность.


6 октября 2006г вооруженная группа захвата ОМОН в масках ворвалась в квартиру жительницы г. Коканда З.Джалиловой, учинила в ней разбойный обыск, скрутив руки ее сыну Умархону Джалилову, увезла его с собой. В ходе нападения ОМОН, которому никто не оказывал сопротивления, был убит знакомый У.Джалилова – Рамз Кушаков и выброшен вниз с четырехэтажного здания. Только через три недели упорных поисков мать узнала, что ее сын находится в подвале СИЗО МВД и допрашивается по обвинению по статьям 159 УК (посягательство на конституционный строй) и статье 244-2 УК (участие в создании запрещенной экстремистской организации и руководство ее деятельностью).


Правозащитное общество «Эзгулик» назначило Х.Юнусова в качестве общественного защитника У.Джалилова. Соответствующее письмо было направлено в МВД, с просьбой дать разрешение Х.Юнусову ознакомиться с материалами предварительного следствия. Учитывая проволочки с выдачей разрешения, Председатель Общества В.Иноятова обратилась с жалобой в Генеральную прокуратуру на невыполнение сотрудниками МВД статей 40,41,42 УПК Республики Узбекистан. В.Иноятова дважды разговаривала с заместителем Министра внутренних дел А.О. Шарафутдиновым по этому поводу и добилась его согласия на участие Х.Юнусова в следственных мероприятиях в качестве общественного защитника.


18.12.2006г Х. Юнусов наконец-то встретился со своим подзащитным в подвальном помещении МВД. Оказалось, что подследственный не нуждается в общественном защитнике, и дал ему отвод. В присутствии следователя Ш.Рахматуллаева и адвоката У.Джалилов заявил, что содержание, питание и отношение к нему со стороны следователей в СИЗО МВД удовлетворительное. В подвале СИЗО тепло и уютно. Он виделся с матерью, получает передачи в полном объеме. Никаких жалоб ни на кого он не имеет. Следователь Ш.Рахматуллаев тут же оформил протокол на этот счет. Его добровольно подписали сам Умархон Жалилов, а также адвокат, «дожидавшийся» общественного защитника, общественный защитник Х.Юнусов и следователь Ш.Рахматуллаев


Общество Эзгулик имеет сомнения того, что отказ от защитника был добровольным. Основанием этому служит то, что следователь Рахматуллаев тянул эту встречу 45 дней. Не отвечал на законные требования Х.Юнусова, на его телефонные звонки и не назначил встречу с У.Жалиловым? Анализируя поведение должностных лиц МВД, заявление самого подследственного Умархона Джалилова, мытарства измученной внезапно свалившейся на голову несчастной матери, перестаешь понимать, что же на самом деле произошло и происходит? Жертвы пыток даже после выхода из тюрьмы по амнистии редко рассказывают о них чужим людям.

* * *


Известный религиозный деятель Рухиддин Фахрутдинов 1967 года рождения, проживавший по адресу г.Ташкент Мирзо Улугбекский район, Ц-1, дом № 1, квартира № 156., обвинялся по 13-ти статьям Уголовного кодекса Узбекистана, в частности ст. 242 ч. 1 (Организация преступного сообщества), ст. 155 ч. 3 пункты «а, б» (Терроризм), ст. 161 (Диверсия), ст. 159 ч. 4 (Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан), ст. 216 (Незаконная организация общественных объединений или религиозных организаций), ст. 244-1 ч.3 пункты «а, в» (Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку), ст. 244-2 ч. 2 (Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях), ст. 227 ч. 2 пункт «а» (Завладение, уничтожение, повреждение или сокрытие документов, штампов, печатей, бланков), ст. 228 ч. 2 пункт «б» и ч. 3 (Изготовление, подделка документов, штампов, печатей, бланков, их сбыт или использование) и ст. 223 ч. 2 пункт «б» (Незаконный выезд за границу или незаконный въезд в Республику Узбекистан). По вышеупомянутыми статьями он был осужден к 17 годам лишения свободы.


Основной виной Р. Фахрутдинову вменяются незаконная организация учебных курсов по Исламской религии и распространение религиозных экстремистских учений; организация террористических актов, совершенных 28-30 марта 2004г. в городе Ташкенте, Ташкентской и Бухарской областях; вербовка и отправка молодых людей из Узбекистана в лагеря боевиков в республику Таджикистан и Пакистан для прохождения боевой подготовки; контроль за сбором и распределением финансовых средств сторонников религиозно-экстремистских организаций «Ваххабизм» и «Исламское движение Узбекистана».


После изучения обвинительного заключения по уголовному делу Р. Фахрутдинова, Общество Прав Человека Узбекистана «Эзгулик» заявляет, что предварительное следствие по уголовному делу Р. Фахрутдинова прошло с грубыми нарушениями принципов и положений уголовно-процессуального законодательства Узбекистана. Ряд ошибок, обнаруженных в обвинительном заключении по уголовному делу Р. Фахрутдинова, указывает на то, что многие факты данного дела придуманы и сфабрикованы.


Согласно обвинительному заключению, Р. Фахрутдинов дает показания о том, что он был вынужден скрываться от сотрудников правоохранительных органов, чтобы не быть арестованным за свои религиозные убеждения. Во время предварительного следствия была изнасилована 6 летняя дочь Фахрутдинова. По словам адвоката И.Микулиной, ее клиент частично признал свою вину по всем пунктам предъявленного обвинения и просит прощения у президента Республики Узбекистан.


4076124835242353.html
4076167605294779.html
4076271145608813.html
4076357885258959.html
4076447875416107.html