Виктор Юрьевич Кувшинов - страница 19

^ ГЛАВА 19. ОТРАЖЕНИЕ ЗЕМЛИ

Женька каялся и просил прощения у Бетти. Она не очень его понимала, хлопая удивленно ресницами, но до Кристиана что-то все-таки доходило. Они стояли вчетвером с Жасмин посреди ее долины залитой теплыми лучами солнца и горячо спорили, выясняя, что и как делать, и кто в чем виноват или не виноват.

— Ты сама не понимаешь, чего я по своей нетерпеливости тебя лишил! — расстраивался Женька. — Ведь я забыл, что ты даже ни разу осознанно не выходила в открытый астрал, не говоря уже о создании своего якоря, опробовании своих сил и так далее…

— Так, ты все сказал?! — резко заявила Бетти. — Хорошо, я признаю, что ты поступил, не спрашивая моего мнения! Но вот тебе мое прощение, и поставим на этом жирную точку по одной простой причине: без тебя я в этом астрале не то, что своего якоря, даже своих демонов не смогла толком ни создать, ни укротить. Спасибо Кристи — он хоть своим примером показал мне, как справляться со страхами.

— Да, хватит об этом! — поддержал свою новенькую половинку бывший пограничник. — Мы здесь не для того, чтобы сопли размазывать по чужим щекам, а учиться.

— Ребята, я могу вас быстренько провести по курсу адаптации в астрале, который мы с Женей разработали для отловленных душ, — вызвалась учительствовать Жасмин, но тут же замялась. — Только вот потом не знаю, что и как. Ведь вам же надо знать и уметь гораздо больше, чем мне.

— Вот и я о том! Из-за этой спешки они много чего пропустили и сейчас им еще учиться и учиться надо, чтобы дров не наломать своими способностями, — обрадовано воскликнул Женька. — Жасмин, я очень буду благодарен, если ты посветишь этот день нашему новорожденному, а я пойду, отыщу Паулу. Пока она совсем не помолодела, надо потихоньку разбираться в поселении. А вот завтра начнем по-настоящему натаскивать наших молодых в астрале.

С этими словами, Женька оставил молодежь и, разыскав Паулу, сбежавшую любоваться диковинными цветами в саду долины, вывел ту в астрал. Они остановились в темноте, и Женька уже представлял перед собой ручку двери его чулана, когда Паула засомневалась:

— Ты уверен, что у тебя в доме все в порядке?

— Конечно нет! — весело воскликнул хозяин чулана. — Но подумайте: ну, вломились они в пустой дом, а там никого нет. Камин, правда, горячий. Но все равно. Самое забавное, если кто-нибудь догадается залезть в чулан и закрыть за собой дверь! Но вряд ли это произойдет. Ну не будут же они сидеть в доме полдня, ожидая нас?

Так и произошло. Они стояли с Паулой в гостиной и обозревали бардак, устроенный «гостями».

— Хм, и что, им надо было искать под диваном? Я там, по крайней мере, не помещусь! — весело возмущался Женька. — Слушайте, Паула, а можно устроить дому дефолт? Вы сможете договориться с миром?

— Почему бы нет, единственно, мы вчера уже и так его напрягли. Ему же больно при всех этих изменениях! — засомневалась колдунья.

— Вы так хорошо его чувствуете? — уважительно отозвался на это Женька.

— Без этого никакого дома не поставишь. Этому меня и учила моя наставница.

— Ладно, пусть все остается пока, как есть. Сейчас я бы хотел пройтись с Вами и попробовать определить, кого мы в последнюю очередь будем эвакуировать в новый мир.

— А почему не тех, кого первыми? — удивилась Паула.

— Потому что их будет большинство. Я полагаю, здесь может произойти такая штука: когда отсюда уйдут все, несшие позитив, энергия инферно неминуемо начнет преобладать, и все кошмарные божества и демоны, прячущиеся сейчас на окраине, начнут набирать власть. Поэтому последних людей будет невозможно вывести отсюда, по крайней мере, сразу и легко.

— А не много ли мы на себя возьмем, определяя, кому остаться последним? — озабоченно спросила Паула.

— Да, это тяжелая работа, но вы можете предложить что-нибудь другое? — Женька неотрывно и прямо смотрел в темные, энергичные глаза старой женщины, пока та не опустила взор.

— Прости, меня старую, — тихо сказала Паула.

— Не за что! — беззаботно сказал Женька, пытаясь разрядить атмосферу.

— Нет, прости, что усомнилась в тебе.

— За то, что усомнились, особое спасибо, — Женька улыбнулся. — Не сомневаются только в диктаторах и настоящих богах, которым ставят золотых болванов, пишут иконы и поют гимны. Может это покажется гордыней, но мне совсем не интересно уподобляться, ни тем, ни другим.

— До меня только сейчас начинает доходить, что за груз ты хочешь на себя взвалить! Ведь судить и делить людей, это ужасно! К тому же, еще и решать, кого ты обречешь на тяжелые испытания…

— Не совсем так. Мы просто определим, кого первыми выведем, а с последними я сам останусь…

— Ты останешься?! — опешила Паула.

— Вы не правильно поняли. Я не навсегда останусь, а только для того чтобы организовать здесь систему, позволяющую душам выбраться отсюда. Ну, при условии, если они будут нарабатывать положительный потенциал…

— Все равно, это же страшно, остаться один на один с исчадиями окраины…

— Они не исчадия окраины. Они ваши исчадия. Но дело не в этом — кому-то все равно надо это сделать, а никого, имеющего об этом представление, кроме меня здесь нет. Так что вопрос о моем героизме не стоит на повестке дня. Ладно, идем и представим дело, как будто Вы меня уму разуму учите.

— А если Хосе, несмотря на мою защиту, решится на тебя напасть? — спросила Паула.

— Вы же можете попросить мир ослабить контроль на небольшом участке?

— Да.

— Вот и прекрасно. Вдвоем мы, кого хочешь, в астрал выкинем прохладиться. Но это на крайний случай. Если только нападающих будет больше пяти, или начнут из чего-нибудь серьезного пулять… — Женька многозначительно указал пальцем на свое обмундирование, в которое он не забыл «облачиться» при выходе из чулана, и ехидно ухмыльнулся. — Ну, если кого-нибудь из нас все-таки угрохают, второй выходит в знакомую дверь. Если его пленят — ждет помощи «сверху». Установка на бой понятна?

— Да. Но как ты будешь определять «плохишей»?

— На нюх! — улыбнулся Женя и добавил серьезно. — Я попытаюсь сканировать людей на чувства. У вас все-таки не кодированный и не зарегулированный мир. Надеюсь, мне это удастся.

Они медленно пошли вдоль улиц. Причем Паула вела за руку шедшего по большей части с закрытыми глазами Женю. Начали они с окраин, обходя поселение кругами. Работа оказалась на удивление медленная и занудная, но результат превзошел все ожидания. Женя четко фиксировал редкие дома, фонившие негативом. Делу сильно помогло то, что в большинстве домов было только по одной настоящей душе, которая производила себе подобные ангельские сущности, так что потенциалы были в основном однородные.

Небольшие проблемы возникли спустя несколько часов, когда они подобрались к центру поселка. Видимо за их странными перемещениями давно уже наблюдали, но не решались приставать, побаиваясь Паулы. Только они остановились на центральной площади, и Женька вознамерился вынести окончательный вердикт Пауле, как из боковых улиц высыпалось сразу с десяток местных блюстителей порядка. А с крыльца мэрии и полицейской управы в одном лице, расположенной как раз напротив дома Хосе, выкатился весьма важный и объемистый мексиканец в странной форме, напоминающей ту, что была на служивых в правительственном дворце.

Женька с любопытной улыбкой наклонил голову и подмигнул Пауле, как бы говоря: пока еще не время. А важный латинос задрал подбородок повыше и, сверля взглядом Женьку, начал речь:

— Вверенной мне властью, я объявляю тебя, незнакомец, нарушителем спокойствия, с неизвестными целями вторгшимся вчера в правительственный дворец и сегодня продолжившим странные происки по всему поселку. Ты будешь подвергнут аресту! В случае сопротивления мы применим оружие!

Женька с удивлением воззрился на пистолет, непонятно откуда взявшийся у шерифа, и задумчиво ответил:

— Я не отрицаю своих действий, но тут вот какое дело… — он лихорадочно пытался придумать наиболее спокойный выход из ситуации, а пока тянул резину. — Эти действия были вынужденными. Я готов предстать перед судом, только разрешите мне забрать из моего дома одну важную вещь…

— Знаю я эти уловки! — Начальник полиции, поняв, что его пистолет вряд ли встретит серьезное сопротивление, уже хотел гаркнуть окружившим их охранникам, чтобы те вязали этого странного типа, как произошло совершенно для него неожиданное событие.

Незнакомец кивнул колдунье и вдруг все окружающее исчезло, кроме этого нахального типа. Шериф испуганно заозирался, стал беспомощно болтать ногами и, наверно, расстрелял бы сейчас нагло ухмыляющегося фокусника, но с ужасом заметил, что никакого пистолета в его руках не было.

— Ну что же Вы так непочтительно с гостями поселения обращаетесь? — спросил его незнакомец. — Вот оставлю Вас здесь на веки вечные, каково Вам тут будет?

— Но… я только исполнял свой долг! — попытался оправдаться полицейский.

— Я тоже исполнял свой долг, — Женьке надоело возиться с этим чванливым чинушей, и он решил свернуть беседу. — Давайте договоримся: я верну вас обратно в поселение, а Вы забудете о моем существовании, и по факту будете исполнять поручения Паулы.

— А как же Хосе?

— Паула ничего плохого поселению не сделает, а Хосе, как был правителем, так им и останется, как, впрочем, и Вы шерифом, — Женька не стал договаривать, что вот только прежнего селения при этом не останется. Но этого пока никому и не полагалось знать.

— Хорошо, тогда я согласен, — пытался восстановить невозмутимый вид полицейский, и спустя секунду они вошли в Женькин дом из двери чулана…

Паулу астральный визитер разыскал в ее доме. Она уже успела обежать садик и с сокрушенным видом стояла посреди своих роз. Даже не удивившись появлению гостя, она сразу пожаловалась:

— Единственное, что мне здесь жалко — так этих роз.

— Нет проблем, — улыбнулся Женька таким переживаниям. — Это как раз плюс астрала: запомните хорошенько каждый цветок, и когда будем создавать Отраженный реал, Вы воспроизведете точно такой же цветник. Я думаю, что для начала надо будет скопировать весь поселок, а потом привести в него жителей.

— Как просто. А я все это время думала, как тяжело будет подстраиваться к новой жизни.

— Я надеюсь, мы сведем к минимуму стресс от перемены жительства.

— А как с инферно в нашем поселке? — вспомнила Паула основную цель похода.

— Все предельно ясно. Как и зачастую в реале, наиболее инфернально настроенные души правят поселком. Ну, есть еще несколько домов. Я Вам все данные инфопакетом сброшу в астрале.

— Это как? — не поняла старая женщина.

— Да, Вам, как и Кристиану с Элизабет, нужно теперь пройти курс молодого бойца у Жасмин, чтобы не возникало мелких проблем. Кстати, самыми сильными положительно заряженными душами оказались пограничники. Скорее всего, я попрошу у них помощи на последнем этапе, когда инферно начнет набирать силу в поселении. Тем более они неплохо знают тех, кто станет здесь править балом.

— А тебе самого мира не жалко? — задумалась Паула.

— Но мы же скопируем поселение один к одному? — не понял Женька.

— Нет, я имела в виду сам мир — ведь у него тоже есть какие-то свои ощущения и переживания.

— Нет, об этом беспокоиться не надо. Во-первых, мир не осознает сам себя, хотя и является единой информационной системой. Даже Земля реала с ее огромной информационной базой осознает себя не более чем животное среднего уровня развития. Мир или пирамида это что-то промежуточное между животным сознанием и компьютером. Ах да, о компьютерах Вы не знаете. Ну да ладно, это не столь важно. А во-вторых, мир отражает общий баланс негатива и позитива, и сам станет инфернальным, когда позитив уйдет вместе с его носителями.

— Теперь что-то стало проясняться, — кивнула понимающе Паула.

— Тогда пошли в гости к Жасмин. Сейчас нам всем нужно поучиться друг у друга, чтобы не напортачить в ближайшем будущем.

— Не смеши, чему ты-то у нас собрался учиться? — усмехнулась Паула.

— Учиться всегда есть чему, и есть у кого, — улыбнулся в ответ Женька. — Как только посчитаешь себя всех умней, так сразу превратишься в Хосе.

***

На следующий день все та же четверка продолжала упражнения в астрале. Однако теперь задача, которую хотел решить Женя, была отнюдь не тривиальной. Он объяснял молодежи суть проблемы:

— Самое на данный момент важное свойство божественной пары, единственной в нашем распоряжении, является способность выходить на второй и третий уровни астрала и оттуда создавать гармонично организованные пирамиды миров. Да… — Женька задумался, замолчав на полуслове.

— Что да? — не выдержала паузы Бетти.

— А то, что в астрале, есть одна проблема: если ты не бывал в каком-нибудь месте, то впервые туда очень трудно попасть, а службы навигации здесь в наличии нет. Да и не помогла бы она, так как вам сейчас нужно попасть туда, куда я почему-то со всем своим опытом пролезть никак не могу.

— Ты имеешь в виду второй уровень? — переспросил Кристиан.

— Да, вам нужно, во что бы то ни стало, попасть туда, и единственным помощником для вас может быть только Жасмин.

— Как это? Почему я? — удивилась маленькая девушка.

— А ты не забыла, где я тебя нашел? — улыбнувшись, напомнил Женя.

— Но я там ничего толком не поняла, — растерянно ответила Жасмин.

— Это не важно, главное, что у тебя остались яркие впечатления. Попробуй их сейчас хорошенько вспомнить и передать нашей божественной паре.

Жасмин послушно сосредоточилась и, взяв за руки ребят, передала им все свои ощущения.

— Теперь пробуйте там оказаться! — скомандовал Женя, но ничего не произошло. После нескольких попыток, он озабоченно посмотрел на Жасмин и осторожно спросил. — Ты сможешь повторить тот трюк?

Девушка задумалась. Было видно, что ей страшно. Как бы Женька ни хотел сейчас стать на ее место, он ничего не мог поделать — она была их последним шансом.

— Да… я понимаю, что другого выхода нет. Я сейчас, только соберусь…

— Так, ребята, беритесь все за руки, а я буду держать только Жасмин, чтобы быстренько ее оттуда выдернуть. А вы, божественные наши, попытайтесь там удержаться чуть подольше, а потом выходите на мой зов. Все собрались? — увидев сосредоточенные кивки, Женька скомандовал. — Тогда закрываем глаза и ныряем!

Он почувствовал, как Жасмин стала «выскальзывать» из его рук. Затем «раздался» ее стон и Женька подхватил уже почти уплывшую из его рук девушку. Через мгновение они «стояли» вдвоем в черноте астрала. Он обнимал и гладил по голове сотрясающуюся в рыданиях Жасмин.

— Прости меня за эту пытку, моя маленькая фея с большой душой, — он пытался хоть как-то помочь, но он не мог взять на себя ее боль. — Я даже не знаю, как тебе выразить всю свою благодарность! Посмотри: наше юное божество ушло на второй уровень.

Постепенно успокоившаяся девушка, наконец, оторвала голову от его плеча и попыталась жалко улыбнуться. Спустя некоторое время он шепнул ей на ушко:

— Надо срочно вытаскивать ребят — я не уверен, что они там в безопасности.

— Да… спасибо тебе за поддержку, — шепнула Жасмин и слегка отстранилась от него.

Женька погрузился в себя и стал "истошно вопить", вызывая ребят. Почти тут же пришел ответ: "Идем!" Очнувшись, он встретился взглядом с уже насмешливыми, но еще немного мокрыми глазами маленькой девушки.

— Ты так вопил! Действительно испугался?!

— Ага, — не стал отпираться Женька.

— Спасибо тебе, что ты такой трус!

— Будешь тут трусом! Вы же в любую секунду в такие передряги можете угодить! Думаешь, мне не больно тебя сейчас вот такую, полуживую было вытаскивать? — дальше развивать эту тему ему не дали, появившиеся в прямой видимости, Кристиан и Бетти.

Юное божество начало наперебой делиться своими впечатлениями. В общем-то, все прошло неплохо, если не считать психической травмы Жасмин. А дальше начались настоящие трудности, которые Женька обозвал заочным обучением божества. Он поочередно нагружал Кристиана и Бетти различными знаниями и заданиями, которые они выполняли с завидным старанием. Однако, он с отчаянием понимал, что многого без своего непосредственного выхода туда он просто не в силах им передать. Выйти на третий уровень молодежи так и не удалось. Так же как и выдергивать других на второй уровень, ставя вокруг них защиту. Конечно, со временем, они когда-нибудь сами до этого додумаются, но Отраженный реал нужно было строить уже сейчас.

Еще через пару дней интенсивных божественных тренировок под его руководством и не менее плотных тренировок Паулы под присмотром Жасмин, Женька опять собрал их тайный штаб и объявил всем присутствующим:

— Я считаю, что мы должны приступить к постройке пирамиды Отраженного реала.

— Но не рано ли? — возразила Паула.

— Нет, не рано. Все равно дальнейшее божественное развитие будет происходить постепенно, а по минимуму выставить Земной шар они смогут и со второго уровня.

— А как мы будем это делать? — спросила Бетти.

— А просто! Возьмем ветхий завет, как краткую инструкцию… — невозмутимо начал астральный инструктор.

— Опять ты придуриваешься! — на правах старой знакомой воскликнула Жасмин.

— Почти нисколечко! — деланно обиделся Женька. — По крайней мере, система будет геоцентрической. Сначала «сделаем» шарик, а потом начнем потихоньку прорисовывать все особенности.

— А может создавать не Землю, а маленькую планету? Ведь ее будет легче делать, — спросила Паула.

— Вот за тем мы здесь и собрались, чтобы обсудить основные принципы, которые Кристиан с Бетти завтра заложат в этот шар. Но размер глобуса не принципиален при создании. Вот с прорисовкой деталей будет нелегко. Нужны непосредственные впечатления.

— А как же населить всю планету зверями, птицами, рыбами? — спросила Жасмин.

— Я думаю, и это будет по плечу нашему божеству, — сказал Женька и, хитро взглянув на молодую парочку, заметил. — Но не потому, что оно у нас такое всемогущее, а потому что этот астрал, по всей видимости, снабдит нас таким количеством ангельской энергии для создания биосферы, сколько нам только понадобится. Я полагаю, что Землю можно будет создавать, как и любой якорь, постепенно дорисовывая детали. Но с того времени, как там появятся жители, изменения можно будет вносить только с божественного разрешения. Вот что для меня остается неясным, это какую степень волшебности мы придадим миру? То есть, будет ли наведенная реальность копировать земные условия, или мы пойдем на маленькие, но приятные уступки?

…совещание длилось несколько часов, во время которых обсуждались всевозможные детали воплощения задумки. Все-таки конечный вариант оказался весьма близким к настоящему Отраженному реалу, даже с такими же телепортационными станциями и мобильными телефонами для астральной связи. Только эта «Земля» будет гораздо реже заселена, что, впрочем, нисколько не уменьшало ее привлекательности.

И все же Женя много не договаривал своим партнерам. Он до сих пор не представлял, как, например, объяснить юному божеству систему кодирования мира, без которой любая мало-мальски сильная астральная сущность могла вмешаться в мир и исказить реальность. Он слишком хорошо помнил фокус, проделанный Инаром в мире Саш. А ведь тот мир был подлинным произведением искусства со сложной кодировкой! Слава богу, что здесь, кажется, еще не было таких инфернальных умельцев, и им не у кого было учиться пакостям.

***

Следующая неделя, почти, как у библейского Саваофа, ушла на строительство мира. Вначале на работу вышли только двое, вернее, трое: божество, в лице Кристиана и Элизабет, и Женька, в лице самого Женьки. Обученное божество заняло позицию на втором уровне, а главный астральный мечтатель остался, естественно, внизу. Он, "закрыв глаза", держал канал связи с ребятами и начал «выдумывать», а они претворяли его мечты в реальность. Спустя некоторое время Женя "открыл глаза" и увидел прекрасный бело-голубой шар, висящий в переливающейся звездами темноте космоса и освещенный с одной стороны солнцем, а с другой оттененный луной, интерферирующей на грани атмосферы.

"Ура! Получилось!" — радостно протранслировал он наверх. — "Даже контуры материков, леса, пустыни и полярные шапки на месте!"

"Отлично! Мы тоже видим, только как бы в дымке!"

"Да, это так и должно быть. Теперь я пойду вниз, вспоминать основные контуры и ландшафты, по крайней мере, которые помню, а вы будете рисовать их передо мной. Я думаю, что с растительностью проблем не будет, а животных и прочую биосферу мы потом разведем" — они сразу с двух уровней приблизились к планете, зависнув на высоте десятка километров. Дальше они прорисовывали по Женькиной памяти основной рельеф. Вот где пригодились его долгие болтания по изнанке реала Земли! Его память услужливо воспроизводила все, хотя бы раз виденные детали.

Как ни быстро они действовали, но вскоре обе стороны почувствовали полное истощение сил. Хорошо, что у них были сразу две заботливые души, которые создали им воистину райские условия для отдыха в солнечной долине. У них ушла неделя только на то, чтобы в общих чертах воспроизвести ландшафты Земли. Зато он, как какой-никакой биолог со знанием дела заселил планету хоть какой-то биосферой, придав ей потенциал к размножению в разумных пределах. Затем Женька сгрузил работу на других.

Воодушевленные Жениным примером, Кристиан и Элизабет решили в деталях прорисовать известные им места в Европе и северной Америке. Правда, договорились, что городов пока возводить не будут. Если только старинные постройки для красоты.

В это время Женя с Паулой вытащили из поселения двух пограничников и передали их в руки Жасмин для подготовки, а сами начали распускать среди жителей слухи о переезде всего поселения на почти настоящую Землю, где нет никаких демонов и злых божеств. Они просчитали, что ничто так не подготовит население к переезду, как «достоверные» слухи. Таким образом, они рассчитывали, что через несколько дней «созревший» поселок сам упадет им в руки.

Следующей после Кристиана и Элизабет к сотворению мира свою руку приложила Паула. Она в мельчайших деталях воспроизвела весь поселок, расположив его в мексиканском высокогорье. Оказалось, что она помнила детали каждого поставленного дома. Так что ее усилиями, переселенцев ожидала почти точная копия, как самого поселения, так и окружающих пейзажей, включая даже несобранный урожай на полях. Случилась только одна незадача — Паула окончательно помолодела и уже не воспринимала Женькиного выканья.

Многие отловленные Женей души тоже приняли участие в творении Земли. Полярник Стив оказался незаменим в детализации арктической и антарктической зоны, Костя и Джон с несколькими другими приятелями «построили» центральные части и наиболее красивые здания Москвы и Нью-Йорка. Причем, то ангельское население, которое было непроизвольно создано в их якорях, переселили в эти новые города.

Все, начиная с юного божества, работали, как савраски, захваченные грандиозностью идеи. Головы были переполнены соображениями и заботами, а ноги руки и языки непрестанно двигались, помогая мысли материализоваться в воистину прекрасных творениях.

Временами, в виде отдыха для изматывающего себя до истощения божества, Женька отправлял Кристиана с Элизабет на второй уровень якоря Жасмин. Вернее, поначалу долина была только на первом уровне, но когда Элизабет поднялась туда прямо из сада, а потом стала присматриваться к смутным пейзажам, мир сам "вырос в высоту" переливаясь там прозрачными витражами.

Ребята чувствовали благодать, исходящую от этого места, и любили бывать на "втором этаже" будущего рая. Но никакими ухищрениями, Жене пока не удавалось их заставить увидеть информационные связи зарождающегося мира. Не мог в этом помочь и местный Буль. Хоть он и обладал всеми чертами своего прототипа, выйти наверх ему не удавалось. В остальном было видно, что это место все больше переходит под патронаж смешливого, но по-настоящему доброго ангела. Он и раньше выполнял роль связующего звена, обегая кругами все известные уголки и пытаясь помочь всем, кого знал, а теперь у него появилась почти собственная вотчина. Если Жасмин проводила курсы астрального ликбеза, то Буль устраивал дальнейшую судьбу отловленных Женькой и зачастую искалеченных собственными фантазиями душ.

Пусть долина еще не могла тягаться с настоящим раем своей организацией и величиной, но мощности положительного потенциала ей было не занимать. Особенно, когда в нее подселили "настоящих белых и пушистых" ангелов, которых навыдумывали себе некоторые заблудшие в этом астрале души. Одновременно чувствовалось, что Жасмин, хоть и с некоторым сожалением, но постепенно отходит от дел в долине. Ее, как и Паулу, с головой захватила Земля, которая все больше походила на оригинал.

Еще одна интересная вещь происходила на глазах у Женьки. Он стал замечать, что вокруг начали намечаться возможности к образованию новых божеств. Все прошедшие ликбез у Жасмин души, знали о своих потенциальных возможностях, и некоторые не без интереса поглядывали друг на друга. Процесс, однако, не стоило торопить. Наибольшим сюрпризом для астрального сводника было то, что совсем помолодевшая Паула неожиданным образом сошлась с полярником Стивом, когда они вместе «сочиняли» знакомые области американского континента.

Женька со странным чувством сожаления наблюдал, как Жасмин, раз за разом проходит мимо подсовываемых им ей кавалеров. Он видел, как этой большой душе хочется одарить кого-нибудь своей любовью. К сожалению, он слишком хорошо понимал, кто этот кто-нибудь, и пока не мог с этим ничего поделать.

Работы по воплощению Отраженного реала достигли фазы, когда настало время переводить поселение на Землю. В окрестностях будущего поселка была установлена относительно жесткая реальность, чтобы никто произвольно не начал парить или вообще вываливаться в свободный астрал. Люди должны были приходить сюда через временный телепорт — постоянный планировали расположить за пару десятков километров, чтобы не смущать население излишней легкостью путешествий. В переселении такой большой массы людей на Землю была еще одна цель. Фиксирование реальности в сознании многих сущностей, стабилизировало всю пирамиду, которая в силу своей несовершенности, нуждалась в такой поддержке.

Перед самым началом переселения народов, Паула озабоченно спросила Женьку:

— А что мы будем делать с нашими инфернальными начальниками? Ведь, когда они раскумекают, что тут лучше, они первыми сюда рванут!

— Эх, нехорошо обманывать людей, но придется мне взять этот грех на себя, — хитро усмехнувшись, ответил Женька. — Кстати, для этого обмана мне понадобится твоя помощь и полдня времени.

— А что ты задумал?

— Нам с тобой придется прогуляться на дальний конец озера на лошадях. Я думаю, что ты уже достаточно молода, чтобы осилить такой путь.

— И зачем это, интересно, мне с тобой нужно будет туда ехать? — начиная догадываться, спросила бывшая колдунья.

— Ну не могу же я в одиночку построить еще один такой дом с чуланчиком!

— Ага. Значит, путешествие некоторых особ будет заканчиваться совсем недалеко!

— Да, как раз на таком расстоянии, чтобы до поселка оттуда пешком пару дней добираться. Я думаю, за это время мы справимся. Однако, если ты против, мы можем попробовать сделать проход на окраину с помощью нашего божества. Но ребята совсем измотались с Землей, да и над вашим миром глумиться не хочется. А ты с ним полюбовно сумеешь договориться.

— Нет, я не против, — я за! Надо признать, столь изящное решение мне и в голову не приходило. Но чего мы тогда ждем? Поехали, прокатимся на лошадях. Я думаю, их будет не сложно одолжить у наших пограничников.

Вопреки всяческим опасениям, больших осложнений с переездом поселения не возникло. Большинство населения почти безоговорочно верило колдунье, а ее помолодевший вид только еще больше интриговал народ. А когда вернулись первые разведчики и доложили, что новый поселок даже не огорожен частоколом, за полной его ненадобностью, все дружно встали в очередь, что бы попасть в Женькин чулан. Так что ему оставалось только препроводить некоторых, не очень желательных клиентов в другое, не столь отдаленное место, откуда обратно в астрал можно было выти только с разрешения хозяина дома.

Некоторое замешательство вызвали крупные животные, с которыми крестьяне не желали расставаться. Так что Женьке с Паулой пришлось поставить еще и специальный сарай, совмещенный с порталом на Земле. Многотысячное население почти полностью прошло через портал за несколько дней. Стабильность совмещенной системы поддерживал Кристиан, тогда, как Элизабет в это время продолжала «прорисовывать» земные пейзажи с другими душами.

Личности, склонные к инферно, не сразу догадались, что их обвели вокруг пальца. Тем более что Женька поставил большой дом со всеми удобствами. Поэтому они не сразу догадались, где находятся, а когда догадались, то еще долго добирались до поселка.

И вот настал час, когда больше ни один человек не стоял у переходного пункта. Не все приглашенные ушли. Часть упрямцев не хотела расставаться с насиженными местами, но их насильно переправлять Женя и не намеревался. Инферно в скором времени само выкинет в астрал души, не соответствующие его энергии. Пришла пора самых сложных преобразований. Женя вышел с поселения в открытый астрал вместе с Паулой. Там их уже ждала молодежь.

— Все? — волнуясь, спросила Жасмин.

— Да, теперь приступаем к формированию пирамиды инферно. Жасмин и Паула, как я уже вас предупреждал — держитесь от нее подальше. Особенно Жасмин — это «удовольствие» пока еще не для тебя. Кристиан единственный, кто сможет мне ассистировать. Расстановка сил такая: я с помощью пограничников Фернандо и Рауля делаю разведку, что там к чему, и отправляю их в астрал через дом на окраине. Дольше их мучить я не намерен. Кристиан, ты будешь меня подстраховывать. Я надеюсь, что за несколько дней управлюсь. Смотри, чтобы там, на втором уровне, сложилась хоть какая-то структура. Хотя сам в нее не влезай — это будет опасно. Условимся, что через пять дней ты выдернешь меня из дома на окраине. Сейчас я возвращаюсь, а ты поможешь мне разрушить порталы в поселении.

Все сосредоточенно молчали. До них только сейчас начало доходить, что тут затевается. Жасмин не выдержала и, подскочив к Жене, обняла его и попросила:

— Только береги себя. Помни, ты очень нужен здесь!

— На самом деле, не так все страшно, — попытался успокоить их Женька. — Я как раз и собираюсь сделать инферно мобильным: чтобы оно выбрасывало светлые души в астрал, избавляясь от позитива, а для этого нужно, чтобы эта установка шла от их правителей. Сверху-то я ее насадить не могу, а Кристиану пока слишком опасно, — он не стал добавлять, что это будет тому просто не по силам, чтобы не обижать юное, старательно учившееся и работавшее, как вол, божество.

Еще раз попрощавшись со всеми и убедившись, что все знают свои роли на ближайшее время, он в последний раз перешагнул порог чулана. Отойдя от дома, он обернулся к нему и мысленно вызвал Кристиана. Они уже проверяли, что отсюда связь можно было устанавливать только с божеством и то, только когда оно было на втором уровне. Вот и сейчас к нему пробился слабый отклик: "Я готов!"

"Поддержи мою мысль!" — попросил Женя, закрыв глаза. Он мысленно представил, как вместо двери в чулан в доме возникает глухая стена. Немного передохнув, он проделал тот же фокус с астральным сараем.

"Спасибо и до связи через два дня!" — просигналил он Кристиану и окончательно остался один против формирующейся пирамиды инферно. Правда, пока он еще мог опереться на двух своих помощников…



4112245669730046.html
4112341988538888.html
4112457854360563.html
4112586289205989.html
4112679396411172.html